04

февраля

АртПром: Секретные материалы.

«Моя Україна: 23+++», Николаев

ПРЕЖДЕ чем повествовать о Худсобытии, необходимо чуть посвятить вас в историю города и того, что там увиделось. Город Николаев – это…

Изначально создавался как город корабелов, кораблестроителей и это объясняет НЕПОМЕРНУЮ ШИРИНУ практически всех улиц центра. А то мы ходили и всё удивлялись: «Почему это такие широкие улицы»? А нужно было провозить МАЧТЫ! Широкие. Сосны.

Архитектура: полезла я в Google, а там тааакое количество любопытных строений! Множество! Упомяну лишь здание Обсерватории, Казарму (казарма мне очень, ОЧЕНЬ, до болезненности напомнила о любимом мною Петербурге, теперь/пока недоступном), а ещё там строения Голдфарба, Эрлиха, а ещё де Рибаса. Да-да, «нашего» де Рибаса. Кстати, его особняк сооружён в стилистике помещичьих усадеб, о чём повествовал пан Сикорский.

Нет, больше всего впечатлило количество УЦЕЛЕВШИХ оригинальных построек, даже середины ХVIII века, даже одноэтажные, но такие славные – подлинные. Сам город вытянулся вдоль залива, длинный, есть там и «черёмушки», где бегает множество БЕЗДОМНЫХ СОБАК. Сами жители абсолютно не отличаются и речи украинской даже поменьше, чем в Одессе.

Впрочем, и инициатор Виктор Покиданец, и Владимир Кабаченко, который оказался николаевцем и провёл фантастическую экскурсию по городу, оба – украиноязычные, с хорошим, настоящим украинским. Да, в Николаеве жил и творил, к примеру, Николай Андреевич Римский-Корсаков, который известен нам как композитор, а был морским офицером. Дал город и украинских деятелей.

На сегодня граждане Николаева горды тем, что у них избран был мэром демократ Александр Сенкевич, основная материальная и организационная поддержка была оказана Андреем Вадатурским и его командой, а арт-резиденцией служил Судостроительный завод имени 61 коммунара.

Так вот, оказалось, что в проекте принимали участие три одессита и двое специально ехали на открытие и «потусить» (встретиться с друзьями). Все три оказались моими друзьями, как и все участники! Словом, Учанины-Топиловы везли меня в Николаев. Вся дорога туда сопровождалась густым туманом. Подчас возникало ощущение ирреальности, что мы въезжаем (почему-то) в «Сталкер» Тарковского. То уже было экзотикой.

Итак, все 7 участников выставки – мои добрые знакомые (супер). Это возможность вновь встретиться с суперэкзотичным Славой Машницким, БОЛЬШИМ таким человеком, источающем позитив. Участников-одесситов, как я уже упомянула было трое, - получается выставка Юга Украины, поскольку Марсель Ониско (Ужгород) не приехал. А так могла бы быть и всеукраинской.

Городской выставочный зал – большой и светлый, в торце которого было размещено полотно Владимира Кабаченко. О, да, то был проект, поскольку художники летом, в течение недели создавали «индустриальный пейзаж». Писали прямо в цехах Судостроительного завода и вокруг. Чему в каталоге был посвящён дивный текст Александра Топилова, суть которого сводился к резюме: «Мы все умрём!», что автор и отобразил на своём в высшей мере концептуальном холсте.

Владимир Кабаченко помимо присущих ему рыбок, отобразил-таки (и превосходно) технологичность процесса судостроения. Большого размера полотно было повешено в торец, стало как бы центром всей экспозиции. А она получилась превосходной: работы «дышали», - не лезли одна на другую, действительно позволяли увидеть судостроение и обнадёжить всех нас, не только николаевцев, но украинцев. В целом, ведь мы – МОРСКАЯ ДЕРЖАВА!

Пусть Вячеслав Машницкий сосредоточился на «бытовке», излишне элегантном для подобного здоровяка творении; зато Дмитрий Молдаванов в свойственной ему манере постпримитивизма заставляет некий увеличенный персонаж заглядывать в непомерно огромную, кирпичную трубу, вынуждая задуматься: «Что он там надеется увидеть?».

Безусловно, Виктор Покиданец, который выглядел на открытии чрезмерно утомлённым, зато ПОСЛЕ водил нас всех, сопровождал всюду, словом, опекал (практически по-отечески). Ставший знаменитым благодаря своей серии графики на спичечных коробках и, особенно, серии «Моя обувка» (О! То щось неймовірне!). Явил нам холст «Броненосец Потёмкин», который, КСТАТИ, и был сооружён в городе Николаеве ( - тут николаевцы «посчитались» с одесситами, которые присвоили СЕБЕ славу их корабля).

Хотя лично я особо отметить желала бы полотно молодого, и судя по фотографии привлекательного живописца, Валентина Довгоброда с изумительными камешками по низу холста и указующим перстом сверху. Gut!

Нет, всего было выставлено 17 полотен, было на что посмотреть, что даже в книге отзывов некто «отозвался»: «Я испытал авангардный оргазм, спасибо»!

Я, к великому своему сожалению, НЕ испытала «авангардного апофеоза», но выставка – чистая, выверенная, да и тема судостроения вполне раскрыта; не взирая на тройное цитирование из рок репертуара. К тому же пятеро из семерых участников весьма известные мастера.

ИТОГО, цель поездки как начало моего проЭкта удалась в высшей мере: город был показан, впечатлил меня архитектурой, пустынностью широчайших улиц (мне кажется, я прочувствовала его, благодаря Володе Кабаченко). К тому же повидала замечательных художников и хороших людей, за что выражаю свою благодарность Наталье Учаниной и Александру Топилову и глубочайшую признательность Виктору Покиданцу.

Ута Кильтер

напишикомментарий