01

февраля

Девичья Башня

(отрывок из повести)

Раньше Баку действительно был городом контрастов. Например, я жила в самом центре, практически на легендарном месте, где упал Никулин с криком: «Черт побери!». Параллельно моей улице стоял ЦУМ, кипела жизнь, я же жила в крохотной квартире на узенькой улочке, которая больше напоминала обычную дорогу какого-то аула, чем центр города. Упиралась она в Девичью башню. Мы снимали квартиру с Алкой, вернее, снимала она, а я после увольнения с завода прибилась к ней тяжелой ношей. Денег и работы у меня не было, но я всегда находила пару манат на бутылку красного вина «Ивановка» и пачку облегченного «Вог», чтобы ночью лежать в своей комнатушке, пить вино из горла и слушать Линду. Вкуса в 2006 году у меня не было.

В этот вечер Алка с сыном уже спали, а я как всегда пила вино и мечтала о лучшей жизни. И тут мне позвонила Бэлла, моя хорошая подруга:

– Вставай, пошли на работу тебя устраивать!

– Пошли, конечно же, только уже час ночи, я пьяна и работать проституткой я не сумею, если ты об этом. – ответила я.

– Да кому ты надо проституткой? Пошли, бармена из тебя сделаем.

Я решила, что приводить себя в порядок не надо; я была уверена, что никто меня не возьмет на такую должность, но пойти все же нужно – во-первых, у Бэллы всегда можно стрельнуть пару манат, а во-вторых, дома надоело уже.

Мы пришли в паб, который на то время казался мне нереально крутым заведением: кругом иностранцы, хорошая музыка и, что мне больше всего понравилось, нам налили бесплатно. Инна, хозяйка заведения, была когда-то очень красивой женщиной – вылитая Орнелла Мути в теле, но бухала она так, что даже мы поражались. Инна посмотрела на меня, как на кусок дерьма, но я была с ней солидарна – волосы не причесаны, губы и зубы красные от вина, прыщи на лице и откровенное нежелание трудиться; было видно, что на работу брать меня никто не собирается, но побухать с нами она все же решила.

Через пару часов отношение Инны ко мне поменялось, и она позвала меня за стойку:

– Вот этот стакан для виски с колой, а этот для водки с Ред Буллом, – и указала на Хайболл, – а вот так надо наливать пиво, понятно?

– Понятно.

– Налей нам вискаря с колой, а вон тому с бородой бокал Эфеса.

Я налила и сразу же стала барменом.

На следующий день я пришла на работу. Несмотря на дикое похмелье и то, что я практически не спала, настроение было боевое. Мне так хотелось поскорее встать за стойку, встречать посетителей, улыбаться и, что самое странное, работать! Это было действительно странным, ведь после моего позорного увольнения, постоянного прессинга дома и разрыва с парнем-альфонсом как раз из-за того, что я потеряла работу, я не хотела ничего. Все, что мне было нужно – бухло, сигареты и батарейки на плеер – у меня было. Но сегодня я хотела работать, и внутри у меня было это обнадеживающее чувство предвкушения.

Инна рассказала мне о правилах:

– Короче, смотри. – сказала она, размешивая себе водку с колой. – Каждый день ты приходишь в три, скорее всего, ты будешь открывать бар, я тебе потом дам ключи. Приходишь ты и Оксана. Она убирает в зале, ты ей помогаешь. Моешь посуду, если осталась с вечера, моешь в туалете, а она моет пол.

– Какой, блядь, туалет, Ин? Я же бармен! – ошарашенно спросила я.

– Бармен, конечно, ты великий, но я не могу сейчас нанять уборщицу, так что убирать будете вы. Если я приду к трем, то сама помою туалет, тоже мне неженка.

Я смотрела на Инну. Было видно, как ей плохо после вчерашнего. Она достала косметику – старинный тональный крем «Балет», тушь, тени для век, карандаши, помады, отпила из стакана и стала краситься прямо на вчерашний макияж.

– Инна, а ты всегда так красишься? – спросила я.

– Да, я никогда не умываю лицо, просто с утра выравниваю все новым слоем косметики, а что? – сказала Инна, вытирая размазанную тушь под глазами обычной салфеткой, смоченной слюной.

– Нет, ничего, я просто никогда такого не видела… – смущенного ответила я, протирая пол.

– Ты, если забухать хочешь, то бери водку из этой бутылки. – Инна показала мне на огромную бутылку из-под Смирноффа. – Водка дешевая, конечно, но зато всегда окупается.

– Да я же на работе! – удивилась я.

Инна снова посмотрела на меня, как на дебильное насекомое.

– Ира, ты что, хочешь работать трезвой?

Это было такое искреннее удивление, как будто я отважилась работать голой, а не трезвой.

– Я хочу работать, как надо! – нашлась я.

– Нет, дело твое, но трезвой тут не получится никак, поверь мне. Часа через два начнут сходиться клиенты, часа через четыре они нажрутся и начнут тебя угощать. Ты не отказывайся никогда, это выручка, а значит, это твоя зарплата. Только заказывай не пиво, а хороший напиток: виски там или ром, но мы вискарь всегда берем. Ну, ты потом поймешь схему.

Я промолчала. В глубине души я была рада, что можно работать и бухать, но вдруг это проверка? Я решила немного подождать, хотя бы до того, как Инна или Оксана будут заказывать себе напитки за счет посетителей.

Когда я домыла пол, пришла официантка. Оксана, на мой взгляд, была олицетворением всего некрасивого, что есть на земле. У нее было уродливое лицо, жиденькие грязные волосы, редкие гнилые зубы. Было видно, что она за собой не ухаживает, а когда она подошла ближе, то я поняла, что она еще и не моется: от нее просто несло смесью пота, дешевых духов и грязных трусов, а вонь изо рта говорила о том, что у нее еще и проблемы с желудком.

– Девушка, сколько можно опаздывать? – дружелюбно спросила Инна.

– Ой, Ин, я вчера у Алишки ночевала, в Патамдарте. Пока проснулась, пока дошла до дороги.

– Че тебя вечно несет на край географии? Иру помнишь?

– А, да, привет! – даже не посмотрев на меня, сказала Оксана.

– Привет! – так же ответила я.

– А че, еще никого нет? Ой, вы помыли все? – бегала по залу Оксана.

– Ира помыла. Ир, налей мне еще.

– О, а можно и мне? – наконец-то в глазах Оксаны появился проблеск интереса.

– Так, дорогая, давай не сейчас. Ну, дождись хотя бы клиентов, а то опять напьешься, как в прошлый раз.

– Инночка, ну херово мне, вчера пива напились с Алишкой. Ну, Инна! – скулила Оксана.

– Налей ей уже, а то не отцепится. И включи спортивный канал, сейчас Флэг и Хенди придут, будут ворчать. – раздраженно сказала мне Инна. Потом промолчала минуту и обратилась уже к Оксане. – Вы там точно пиво пили, а не говном обливались? Слушай, ну у твоего этого что, воду отключили, или ты принципиально не моешься, чтобы отпугнуть клиентов и меня разорить?

Я думала, что Оксане станет стыдно или хотя бы неудобно, но нет! Эта крыса достала из своей зашарпанной сумки какой-то одеколон и выплеснула на себя пол-бутылки.

Инна закатила глаза:

– Блядь, не знала бы тебя, дуру, столько времени, решила бы, что ты шизофреничка.

– Инна, ну не успела я!

– Тупая корова! Зачем облилась этим дихлофосом? Я что, на таракана похожа?

Оксана посмотрела на Инну оценивающим взглядом и сказала:

– Разве что на очень жирного таракана.

Ирина Фалько

напишикомментарий