Днепр

 

Узнав, что я еду в Днепр, моя подруга Катя дала мне ключи от пустующей там квартиры и сказала: «Живи сколько надо. Там никого нет, только брат иногда приводит туда девок, да и то, он сейчас в рейсе».

 

В поезде Одесса-Днепропетровск я слушал философию пьяных дегенератов из соседнего купе. Дегенераты философствовали на тему «Какие же раньше были душевные песни и какой же отстой звучит сейчас». Один дегенерат говорил другому: «А ты помнишь эту: дева-дева-дева-девочка моя, если бы ты знала как люблю тебя!» и они вместе начинали петь. Вначале это казалось даже забавным, «От же, какие мудаки певучие попались», – улыбаясь, думал я. Но потом быстро от этого всего стал уставать, а они все продолжали вспоминать и петь, вспоминать и петь… Погас свет, все легли спать, а эти твари все пели репертуар Киркорова. Все это медленно превращалось в невыносимый ад. Как же я мог забыть дома наушники! Каждая песня у них была еще хуже предыдущей. Я лежал и представлял, как захожу к ним и безжалостно вырываю кадыки. Где-то на середине песни «Дельфин и русалка» какой-то мужик не выдержал и крикнул им: « Может хватит уже!!» и я сразу смело добавил : «В самом деле!» Но песню пришлось дослушать до конца, потом еще одну или две, может быть три.

 

Приехав в Днепр, я сразу направился искать квартиру. Она была совсем недалеко от центра города, в хрущевке (это такое архитектурное чудо, которым усыпано все постсоветское пространство) ну вы знаете! Квартира оказалась вполне уютной, однокомнатной с большой кроватью. Покемарив пару часиков, я вышел и пошел смотреть, что это за город. По дороге мне встретились любезные бомжи, профессионалы своего дела. Один из них обратился ко мне с хриплым благородством в голосе: « Молодой человек, не соизволите ли вы великодушно проявить милость и помочь финансово, дабы мы смогли улучшить рацион наш скудный?» - Как же тут не помочь? Таким джентльменам и десятки не жалко, пусть пьют на здоровье! Гуляя по городу, я видел все тот же серый, потрескавшийся асфальт и такие же лица угрюмых прохожих, как и в других городах. Погулял по набережной, по центру, что еще вам рассказать о прогулке, даже не знаю… зашёл в столовую, борщ поел… кому такое читать интересно? Погода дождливая, уныло как-то. Стало темнеть и я направился домой. Неуютно себя чувствую вечером в чужом, незнакомом городе, наверное это после того случая в Николаеве… перед домом зашел в магазин, купил бутылочку вина, чтобы на новом месте спалось хорошо, ну и всякого съедобного добра. Придя домой, решил сразу ванну принять. Вино открыл, сыр нарезал. Ванная комната оказалась полна всякими бутылочками с солью, пенками, молочком кокосовым, скрабами какими-то. Налил всего этого понемножку в ванную. Красиво жить же не запретишь, тем более сам себе. Лежу весь в пене, хвоей пахну, вино пью, хорошо… Детство свое беззаботное вспоминаю. В детстве я очень любил купаться в ванне, мог часами в ней лежать, о сексе мечтать, чего-то там себе фантазировать. Часто доносился мамин крик: « Сережа! Сколько можно купаться?! Выходи давай!» А вот папа никогда не кричал, с пониманием видать относился к моим водным процедурам. Ванная комната находилась напротив входной двери, и было слышно, как ходят по лестничной клетке соседи. В таких домах все очень хорошо слышно. Я и сам вырос в таком доме и всегда знал, когда у соседа сверху проблемы с желудком и как долго по пятницам он любит свою жену.

 

Слышу, по лестнице поднимается большая, шумная компания и думаю : «Не дай бог, они окажутся моими соседями. Я ночью спать хочу, а не слушать очередных пьяных дегенератов». Бог услышал мою мольбу и не стал их делать моими соседями, он сделал их моими гостями! Когда я услышал, как вставляется ключ и открываются входные двери, я не удивился, потому что это слово здесь не подходит. Я ахуел! Вот прям по настоящему, всем своим существом! (Пусть это не очень красиво звучит и интеллигентный мой читатель скривится, прочитав такое, но о какой красоте может идти речь, когда такое происходит)!? Дверь в ванную комнату я не закрывал и поэтому, когда открылась входная дверь, то я сразу увидел озадаченные лица молодых людей. Это были люди разного возраста, размера и пола. Они стояли и молча смотрели на меня, лежащего в пенной ванне с бокалом красного вина в руке.

 

— Вася, ты вообще ту дверь открыл? - Прозвучало из подъезда.

 

— Ну да. - Ответил Вася и спросил меня кто я вообще такой.

 

То ли из-за того, что у меня вино заканчивалось, то ли из-за абсурдной ситуации, мне не хотелось воспринимать все происходящее всерьез. Было такое ощущение, будто это кто-то сверху шалит, создавая такую ситуацию, смотрит на это все и улыбается. Юмор этот его я сразу оценил и во мне появился какой-то театральный сарказм.

 

— Я художник Сергей Божко, - произнес я с гордостью и отпил с бокала.

 

— А что вы тут делаете, художник!? - Возмутился Василий.

 

— Купаюсь, вино пью. - С улыбкой ответил я.

 

— А можно с вами?- Прозвучал девичий голос, и девочки звонко засмеялись.

 

— Ладно, -сказал Вася,- проходите на кухню, а мы ща разберемся.

 

Толпа зашла, шелестя пакетами и звеня бутылками.

 

Я сразу догадался, что это были друзья брата Кати. Так оно и оказалось. Их было пять человек. Три парня и две девушки. Выйдя из ванны, объяснил им, как я здесь оказался. Они вежливо спросили, не буду ли я против, если они тут устроят небольшой праздник? Я, понимая, что праздника мне не избежать, и что я тут на таких же правах, как и они, любезно согласился. Ну, как любезно… я попытался им улыбнуться, но у меня это не получилось, и я просто искривил лицо. Вид у меня был обреченный, но это никого не смущало.

 

«Эх! Сейчас картошечки сварим!»- С задором произнес Вася, потирая руки. Он был среди них самый основной, вел себя, как бригадир строительной бригады. Еще было два парня, один Коля, а имя второго я сразу забыл. Барышни были веселые, но стремные, очень шалавного вида. Я понял, что мне тут делать нечего и стал собирать вещи, пока тут не началась вся эта пьяная вакханалия. Увидев это, Вася стал меня уговаривать остаться и пообещал, что они тут максимум на 2 часа. Уговорил меня. Все они дружно стали что-то готовить, нарезать и наливать. Позвали меня к столу. На столе стояло две бутылки водки и столько же вина, пакет с мочеными яблоками, кетчуп, и какой-то белый замес, который оказался потом намазанным на хлеб.

 

— Блядь! Мы селедку забыли купить! - Сказала одна из барышень.

 

— Заебись! Будем картошку с яблоками есть! - Сказала другая барышня и стала нарезать яблоки.

 

Вася стал наливать водку и предложил мне выпить за знакомство, отметив, что оно было эффектным. Потом они стали пить и есть уже без меня. Я сидел все еще в легком недоумении от происходящего. Пили они за тех кто в море, за женщин и за то, чтобы почаще так собираться. В перерывах между тостами все слушали, как бедному Васе нелегко работается на заводе, потому что там все тупые дебилы. Вскоре они стали петь и пели они те же песни, которые я слышал в поезде, но уже вперемешку с современной попсой. Я понял, что современная попса в их исполнении бесит меня не меньше той, что 90-х годов. По вокалу они сильно проигрывали тем дегенератам из поезда. Неплохо лишь пела ода из барышень, но она не спасала ситуацию, мерзкий голос Васи ее заглушал. Я подумал, что если бы она участвовала в телепередаче «Голос», то возможно кто-то из жюри к ней бы повернулся, но увидев ее сразу бы захотел повернуться обратно. На лице ее была нанесена блядско-розовая помада с блестками, а глаза обведены чем-то черным с зеленоватыми стрелками – жуткое зрелище. Не пел только я и парень Коля, этим он мне и запомнился, за это я даже его зауважал. Они все были уже хорошо пьяны. Вася стал высказывать претензии к Коле за то, что тот его не уважает и не поет. Я вышел на балкон и стал глубоко дышать, чтобы погасить нервное напряжение. На улице была дождевая свежесть и ночное спокойствие. Нервы не успокаивались, так как с кухни доносились крики: «Дельфин и русалка не пара, не пара, не парааа!» Это была последняя капля моего терпения, понял, что не могу и не хочу это терпеть. Не сказав им ни слова, я взял свою сумку и ушел куда-то в ночь. Выходя из подъезда, услышал все те же мерзкие голоса, орущие про дельфина и русалку. Этот звук доносился из открытого окна, и я пошел быстрее, чтобы не слышать это. Направился в гостиницу. По дороге меня сопровождала стая бродячих собак, я скормил им свою булку и они решили меня провести, чтобы мне не было одиноко. Я шел и разговаривал с ними, говорил : «Ребята, все хорошо, вам совсем не обязательно меня провожать, я и сам дойду»,- но они продолжали идти со мной и облаивать встречных прохожих. Дошли со мной до гостиницы и пошли себе дальше, сделав вид, что им было просто со мной по пути. В гостинице я сразу уснул и мне приснился самый ужасный сон, который только мог присниться в эту ночь: Я на большой сцене, перед огромным количеством людей, лежу в ванне с микрофоном в руках и читаю свои стихи. Стихи мне кажутся глубокомыслеными и гениальными, а необычная форма подачи из пенной ванны- граничит с хорошим перформансом, но народу это все не нравятся и публика кричит фууу!! Я вглядываюсь в них и замечаю лицо того самого Васи, он кричит мне, чтобы я пел или шел нахуй. Встать и уйти я не могу и робко начинаю петь про дельфина и русалку. Публика восторженно ликует. Занавес.

 

Сергей Божко

напишикомментарий