25

сентября

До метро подкину

На выезде на шоссе прямо посередине стояла дама. Левой она давила в ухо мобильный, правой материлась. Шел жадный дождь.

- До метро подкину.

- Хранят вас ангелы, - шутливой угрозой ответила она.

Быстро пристегнулась и упёрлась в экран мобильного, где чувак разъяснял коллизию прохода украинских военных судов через керченский пролив.

- Когда ж это закончится?

Я не реагировал.

- А вы весомо молчите!

Матерею, подумал. Легко болтать я освоил с появления бёдер. И молчу обычно только в присутствии идиотов.

- И все же. Когда война закончится?

- Никогда.

- Ну, да. Нам не застать.

Я взглянул на нее подробней.

Кучерявая, рыжая, как я люблю, ногти на ногах не накрашены, как я люблю. Капли дождя на волосах. Как я люблю.

По лицу - лет 30. По одежде - лет сорок. По голосу - пол двадцать третьего.

Переселенка с Донбасса, точно. Муж, двое детей. Мальчик и девочка. Мальчик старше на два года. Зовут Алексей или Алеша. Тут не точно.

- Мы эта, квартиру купили в новом... Хотов мне нравится. Непонятно, что тут с магазинами. Вроде "мега" как ее зовут, рядом.

- Мегамаркет.

- Точно. Мы с мужем там были. Дорого.

- Алёшу в школу пристроили?

Молчит

- А вы весомо молчите!

- Ай, ну на вас, - она засмеялась и хлопнула меня по бедру. Так хлопнула, что я в секунду придумал имитацию заглохшего двигателя в темени соседнего леса.

- Откуда знаете, что сына зовут Алеха?

- Не помню. Я сейчас о другом думаю.

- А все-таки вы - киевлянин. По твердому "г" слышно

- У меня и твердое "х" каждое утро прорывается.

- Смешной вы. Спасибо что подвезли. Сколько с меня?

- Забейте.

- Нет, сколько?

- Полмолодости.

- А, столько нет.

Захлопывая дверь, в открытое окно она прокричала:

- А вообще я разведённая. И никаких детей нет. Ещё увидимся.

Она забыла на сидении газовый платок. Там была бирка: hecho en españa.

Я в английском не очень. Визитка, наверное. Попрошу жену перевести.

Я б удочерил, раз мужа нет.

Антон Степанский

напишикомментарий