09

июля

Гроза песочницы

У нас во дворе был мальчик, звали его Андрюшка, он бил других детей и отбирал игрушки. Его все боялись. Я отчетливо помню, как сижу в песочнице и ощущаю ужас, потому что Андрюшка приближается вразвалочку по заасфальтированному участку двора. Когда это было? Не позднее лета 1978 года. Потом я пошел в школу и в песочнице уже не сидел.

Ужас парализует. Я сижу, руками вцепившись в игрушечный экскаватор. Он подходит, бьет меня по голове, вырывает экскаватор и отчетливо произносит: "Это - мое!". Он выше, крупнее, наверное, старше на год или два. Толкает девочку, сидящую рядом, а когда она падает, ногами в сандаликах топчет ее куличики и "пирожки" из песка. Красные сандалики у Андрюшки. Грязный песок в нашей песочнице под раскидистым деревом.

Мы играли вместе с этой девочкой. Она готовила "пирожки", а я поставлял ей песчаное тесто при помощи экскаватора. Андрюшка бил всех детей, кто не мог дать ему сдачи, а дать ему сдачи не мог никто, кроме тех, кто был заметно старше. Я помню, как он бросает песок мне в лицо. Глаза щипет. Тру их. Еще помню, как он пинает эту девочку - как ее звали? Лариса? Лена? - и она кулемой заваливается набок.

Андрюшка просто бил детей и отбирал игрушки. Сам в них не играл, собирал в кучу и никого не подпускал, орал: "Это мое!". Лицо его краснело. Он мог швырнуть землей или палкой, ударить или толкнуть. Камнями не кидался, игрушек, кажется, не ломал. Чужих родителей не боялся.

Когда Андрюшка появлялся, некоторые хватали игрушки и бежали прочь. Отступали по домам. Или к лавочкам, где сидели следящие за детьми бабушки и мамы. Отцы в СССР редко гуляли с детьми во дворе. Не мужское это дело! Андрюшка ударил какого-то мальчика, что-то у него отбирая, но мальчик завопил: "Бабушка, спаси! Бабушка, спаси!". И явилась на зов бабушка, стала уговаривать Андрюшку: "Зачем ты дерешься?". Андрюшка схватил палку и бросил в чужую бабушку, крикнул: "Заткнись! Ты мне никто!".

А я часто играл с девочками. Однажды около песочницы собрались несколько девочек и стали играли в больницу. Там были пациенты из веточек и лекарства из грязи, камешков и воды, которую надо было набирать в пластмассовые формочки в луже за деревом. Мне было поручено готовить лекарства. "Смирнов, ты будешь наша аптека, понятно?" - сказала Лариса или Лена. "Понятно", - ответил я. Мы и не заметили, как Андрюшка налетел сзади. Толкнул меня в спину, я упал в лужу. Он растоптал всех пациентов, начал отбирать пластмассовые формочки: "Это мое! Мое!".

Тут случилось небывалое: девочки набросились на него все вместе, принялись колотить и толкать, при этом вопили: "Андрюшка - жирнюшка, пьяная свинюшка, в доме номер семь живет, из помойки водку пьет!". Я встал и смотрел, как они дерутся. Лицо Андрюшки покраснело. Он бился с девочками молча, выронил формочки, отступил на шаг. Удар! Лариса или Леночка упала, я помог ей встать, она даже не заметила меня, схватила камень и с размаху долбанула Андрюшку. Он вдруг дико завыл и убежал.

Дети стали дразнить Андрюшку, кричали издалека: "В доме номер семь живет - из помойки водку пьет!". Он краснел, бросался в погоню, если догонял - бил, таскал за волосы, душил, кричал: "А ну, проси прощения!". Я тоже дразнил Андрюшку "жирнюшкой", это было позже, когда я стал ходить в школу. Как-то зимой он погнался за мной. И догнал.

Я упал лицом в снег. Шапка свалилась с головы. Андрюшка долбил меня в спину, куртка смягчала удары. Он дернул меня за волосы, слезы брызнули из глаз, я хотел заорать, но наелся снега. "Жри снег! Жри снег! Прощения проси!" - орал Андрюшка, но я не мог просить прощения, потому что жрал снег. Было холодно и больно. Я глухо зарычал. Мне захотелось убить этого Андрюшку. Был бы поблизости камень, схватил и долбанул бы его по башке! Чтобы кровь потекла! Чтобы он наконец понял!

"Жри снег!.." - крикнул Андрюшка и вдруг заткнулся. Его хватка ослабла. "Ааааа!" - пронзительный, жуткий визг раздался прямо над ухом. Я перекатился на спину. Раскидистое дерево без листьев царапало облачное небо. Серые дома квадратили двор. Уродливая покосившаяся карусель торчала из сугроба - кататься на ней было практически невозможно. В двух шагах от меня визжал Андрюшка, которого таскал за волосы и дубасил мужик в пальто и зимней шапке-ушанке. "Папка, отпусти! - надсаживался Андрюшка. - Ааааа! Папочка, не надо!".

"Я тебя научу себя вести, - сказал мужчина в шапке спокойно и зловеще. - Ты меня позорить не будешь на весь двор!". И уцепив Андрюшку за ухо так, что тот скрючился чуть ли не до земли, мужчина повел его прочь. И тут я встретился с Андрюшкой взглядами. Его глаза были полны слез, а лицо словно светилось белым, нечеловеческим светом. Мужчина тащил его за собой. Не прекращая визжать, не теряя моего взгляда, Андрюшка погрозил мне издалека кулаком.

Андрюшку все боялись и ненавидели. Задирали его издалека. Кричали, например, так: "Как у нашего Андрюшки говножопа жирной хрюшки!". Странное слово "говножопа", не правда ли? Такая московская дразнилка. Задирали мы его всей компанией, а он все ходил один. Потом стал отбирать у детей велосипеды. Однажды во дворе Андрюшка подрался с мальчиком постарше и страшно разбил ему лицо. Этот случай потом обсуждался даже взрослыми.

А как-то вечером я шел от трамвайной остановки мимо седьмого дома, где Андрюшка жил, и услышал чьи-то сдавленные вопли. Наверное, в мае это было. Я тогда еще учился в школе, и это был мой 8-й или 9-й класс. То есть середина 80-х. Всмотревшись в сумерки, я увидел, что неподалеку от входа в подъезд, в стороне, за кустами, Андрюшка пытается встать с коленей, а перед ним маячит мужчина - я сразу узнал его - и как-то волочит его за шкирку, и таскает, и пыхтит: "Ты у меня получишь... Ты прекратишь позорить...". Я прибавил шагу.

А потом как-то потерялся Андрюшка из виду. В конце 80-х у нас на районе действовала хулиганская группировка толстяка Клюева, и в ней тоже был этот Андрюшка. Ему тогда лет 16-17 должно было быть. И вот он ездил по району на черном тяжелом велосипеде "Украина", и взгляд у него тоже был тяжелый, мутный. Потом вся дворовая шобла стала собираться у подвала под названием "Спортивно-оздоровительный клуб "Геркулес", и там я тоже видел Андрюшку. Мимо я старался лишний раз не ходить.

У нас во дворе был мальчик, звали его Андрюшка, он бил других детей и отбирал игрушки. Потом он вырос и куда-то делся. Некоторых наших хулиганов убили, другие погибли по дурке или по пьянке в 90-е. А что стало с Андрюшкой, не знаю. Помню, как он грозил мне кулаком той зимой. О чем вообще эта история? 40 лет прошло. Раскидистое дерево во дворе спилили, а песочницу заменили, но новая находится точно там, где была старая. И еще интересно: дерева нет, а лужа, что была под ним, есть. На том же месте. Играет ли там кто-нибудь еще в больницу? Этого я не знаю.

Александр Дельфинов

напишикомментарий