17

апреля

Художник слова. Вагрич Бахчанян

О Вагриче Бахчаняне УЖЕ столько всего написано, что даже как-то и неловко «вклеиваться» мне со своими заметками, однако то, как это выглядело и воспринималось в Одессе, может быть, и будет достойно вашего внимания. Итак…


Актуальность его творчества, увы, не утрачена, но возросла! Тот же Сталин, те же Брежневы, политзаключённые и «северные братья», которые нынче ЛЕЗУТ к нам с востока и юга… Из дня сегодняшнего, время Бахчаняна представляется вегетарианским.

Н-да, а входя, вы слышите «Шутку» И.С. Баха, во-первых, потому что автора прозывали «БАХом», ну, и «шутка», т.е. ирония, сарказм были свойственны всему творчеству автора. А музыкальная вещица там, в МСИО, «зациклена», а потому звучит непрестанно. Вначале назойливо, затем уж как-то совсем обыденно, = привычно, - практически незамечаемо. А зря! На зрителя взирает в полный рост изображение автора – Вагрича Бахчаняна в одёже с приклеенными надписями.


Всё же нам обещано представление автора как «Художника слова», таковым он и был. Мне, лично, его имя знакомо ещё и от Сергея Довлатова, доселе любимого писателя. Он его цитирует, снабжая подробностями его пребывания в Нью-Йорке.

В Музее Современного искусства Одессы (МСИО) наследию Бахчаняна отдано целых два этажа, где можно читать, смотреть, слушать или «читать-смотреть», - всё же «Художник слова». Слова, способные изменить значение текста. Даже одно слово как: «Мы рождены, чтоб КАФКУ сделать былью», а данном случае – букву.

Я всё опасалась, что новому поколению будет непонятна суть. Но, УВЫ, всё (почти, практически всё) осталось таким же. Страшнее – ушёл тот пафос борьбы и сопротивления диктатуре режима. А сам режим остался, разросся, атаковал.
Сдержусь, не буду цитировать, ведь аналитика доступна и без меня. Там и уточнения: «(его термины и определения) годятся для сиюминутного употребления, но умудряются не стареть» (увы!). В его биографии много моментов, которым мы можем даже что и завидовать, к примеру, его сотрудничеству с либеральной в «те» времена «Литературной газете», а акции, а однодневная интервенция в 30 (тридцать) нью-йоркских галерей с призывом «Уважай время!».

ВРЕМЯ! Вот что меня особенно зацепило! Эта тема ускользания его столь же важна для «Баха», что нашло отражение в бесконечных «Дневниках», - и это ДО эры livejournal. У него «просто» фиксация своего облика с указанием дат, ежедневно, в течение лет. Рядом в зальчике уже живописное отображение ускользания времени.

Кстати, сама его смерть вызывает уважение: будучи неизлечимо больным, совершить акт самоубийства! НЕ обременять близких и родных неизбежным ухаживанием за… НО самому «уйти» - достойно.

Вернёмся к экспозиции… Кстати, тут сотрудничество МСИО и Харьковской муниципальной галереей как нельзя плодотворно с их обоюдным интересом к концептуальному искусству, но также исследованию феномена ЮМОРА, шутки. О! Сколь оно различно у диссидентов и тут в ОдЄссе!

Татьяна Тумасян как куратор выставки начала повествовать о специфике Одессы как «столице юмора», но ведь тут он не тот. НЕ ТОТ тут юмор! Здесь он напрочь лишён интеллектуального начала (пожалуйста, увидьте здесь мои печаль и слёзы), что несопоставимо! Да и культурно-политический подтекст отсутствует.

Странно, но многажды умноженное изображение Сталина уже НЕ страшит, хотя не все афоризмы Бахчаняна базируются на юморе: как проговариваемая автором, едва ли не «речёвка»:
«Спутник летит,
время бежит,
суд идёт,
стража стоит,
Буковский сидит,
Ленин лежит» (вместо «Буковский» нам есть кого подставить, не так ли?).

Также в экспозиции можно увидеть воспроизведённые странички «Литературной газеты», оригиналы той же «линейности времени», рисунков, фото. Отдельного упоминания требуют многочисленные пояснительные таблицы, тексты, ещё более отдельные видеозаписи, оригиналы книг, которые уже не добыть – не достать (а хотелось бы). А ещё мини каталог, который можно приобрести, с собой унести.

И последнее, что едва ли не роднит БАХчаняна, это – его приверженность, принадлежность к движению Fluxus! Где был и Джорж Мачюнас, и Йозеф Бойс (крайне актуализировавшийся именно сейчас), и Йоко Оно, и Джон Кэйдж, Мэрс Кэннингэм, ведь для них была важна мульти специфичность их творчества, обострённое внимание к жизни социума.

И хотя контемпорэри арт отличает обострённое внимание к актуальности, но, одновременно, оно «впечатывает» своё понимание в их время. А высказываниям Вагрича Бахчаняна было суждено не только «запечатлеть то время», но и войти в наше. Но «наше» ли оно? Вот в чём вопрос? На что вы потратили жизнь свою? А?!

Иии, крайне досадно, что шутка «В Одессе открылся тир имени Фани Каплан», здесь воспринимается c совсем другим подтекстом…

Ута Кильтер

напишикомментарий