26

февраля

«Impressionable» або «Вразливий стан» в Музее Современного искусства Одессы

Я пыталась подобрать наиболее адекватный русский термин украинскому «вразливий стан», пусть останется как «Уязвимое состояние». Мой опыт создания одного текста о большом проекте всегда действительно «уязвим» - а как прикажете вместить в один текст большой, международный проект, да ещё и работы 9 участников?!

К тому же там всеми ними ведутся «исследования», художники аки исследователи? Как это вообще возможно? Они что, учёные? Они имеют аппарат научный для исследования? Но это может быть обозначено как «кросскультуральные практики». НЕТ, давайте остановимся на «наблюдениях». К тому же выбор объектов наблюдений был произвольным, «те, що впало у око», - получается «было самоочевидным». Хорошо, пусть лично для каждого будет нечто важным, а мы посмотрим. Итак, четверо украинских авторов «наблюдали» город Ливерпуль, а пятеро иноземцев, не только англичан Украину - Харьков, Киев, Львов, ну и Одессу.

Но и смотреть-то не на что, поскольку там, на выставке в МСИО, в основном некие образцы видеофиксации/документации чего-то, крайне приватного, эдакий личностный подход «Артиста»… Однако, именно такой подход и интересен, ибо он «неупереджений», может заметить/отметить в повседневности странное/полезное для нас.

 

 

Важно здесь то, что это проект “Swap UK/Ukraine”, а сотрудничество с Великобританией дорогого стОит. И уже это в третий раз, были выпущены каталоги, в этот раз тоже. Этот каталог очень даже помогает в понимании проекта в целом и работ. А это в большинстве своём, я позволю себе повториться: видео. Хм! Берёшь камеру и идёшь…

Неверно, сразу возникает сотня проблем и препон, даже если художник тщательно всё продумал и постарался их предотвратить.

Придётся мне работать в выработанной стилистике «Ситуация УТА», когда идёт вначале My favorites, а потом уж обход или наоборот.

Начнём, естественно с «Танка». Прямо во дворе стоял, сооружённый (или воспроизведённый) в натуральную величину танк. Он, танк, был одет в пижаму. Целиком, весь, не запакован, а именно одет. Такова была идея Рикардо Матлакаса (Италия), которого поразил настоящий танк, стоящий на постаменте в Харькове. Почему бы не усыпить, утихомирить его? Хватит войны! И это там сработало!

Хотя Рикардо поразил харьковчан ещё и своим перформансом, где мороженое голубого и жёлтого, украинских цветов должно было стекать на его белую рубаху живописными пятнами. НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ: пятно стало зелёным… (экологичным? тоже с важной тематикой для нас здесь?). Хотя запечатлённая его прогулка со стекающим мороженым тоже интриговала. Почему мороженое? «А потому что сладкое и текучее…», - был ответ. Хорошо, что будучи дэнс-перформером, художник демонстрировал всё это ещё и в отменной пластике.

А вот танк в день открытия был весь запорошен снегом, который добавлял ему, его «пижаме», узорчатость.

Меня очень интриговала барышня с невероятно притягательной улыбкой и волосами a la Горгона Медуза. Фантастика, всё хотелось подойти и пощупать. (Что я и сделала дважды: волосы у Даны Венеция натуральные). Дана сняла псевдо-документальный фильм про «Фабрику Повидла» во Львове, не имея абсолютно никакой возможности к общению ни на английском, ни на иврите, ни на каком другом… Нет, в конце концов она выучила некие ключевые слова.

 

 

А работа была презентована на (где же они этот ковёр достали, добыли?) эталонном красивом покрытии, которое из-за бедности у нас до сих пор на стену вешают. Анна Кахиани из Ковеля и Киева оригинально поиграла, нет, даже надсмеялась над АБСОЛЮТНЫМ ДОВЕРИЕМ к интернету, авто-переводчику. Ну, знаете, существует такая функция перевода: вы наводите на слово, английское, и ваш смартфон даёт его трактовку. У! Чего там только не повылазило в простых названиях, надписях, афиш ливерпульских улиц! (всё это можно также поизучать, придя на выставку). Кстати, я лично удостоверилась, что многие украинские идиомы непереводимы на русский!

А в целом, дело это длительное, подчас увлекательное – отсмотреть все видео, все фильмы, практически мини-кино-фестиваль. Положим документалку 60-х из львовского телеархива Мартимом Рамосом. Становилось любопытно. Любопытно, ЧТО человек сумел там увидеть, не говоря уже о том, что у меня не было такой возможности. Действительно «исследование», крайне приватное = неправомерное, а оттого ещё более увлекательное.

Нет, правда, любопытно, что иностранцы увидели и как увидели в Украине, как и не менее любопытно, что сумели извлечь из стажировки в Англии украинские художники. На открытие прибыл Директор Британского совета Саймон Вильямс, напоминал нам, что город Ливерпуль и Одесса – города побратимы, о чём мы «не знали/позабыли», столь далёк от нас город давший миру «битлов». Сам он оказался человеком открытым, приятным и даже весёлым, не смотря на Brexit.

Ах, да от Одессы в проект “Swap UK/Ukraine” попал Николай Карабинович, сделавший за 2 дня до начала презентацию своей резиденции, рассказывал об Англии, «где он с 12 лет неоднократно бывал», чуть о Ливерпуле. Затем, зачем-то накануне открытия отбыл и попытался устроить скандал (зачем?).

В целом же проект «Вразливий стан» - «Уязвимое состояние» действительно ПОКАЗЫВАЕТ, наглядно, то чувство неопределённости, неуверенности, которое остро ощущаемо всеми в нашей стране пятый год пребывающей в состоянии войны, где ежедневные сводки приносят только трагичные известия, а большинство её граждан пытаются жить «как будто войны и убийств нет». Обманывать/обманываться уже невозможно, это не только ощутимо – это зримо являют как отечественные художники, так и зарубежные.

Да, мы пребываем в «Состоянии уязвимости», у нас «Вразливий стан», кстати, название проекта «Swap» - это обмен, Великобритании/Украины.

А попасть туда в компашку «Swap» (якобы) просто: шлёшь заявку, предложение, экспликацию и попадаешь.

Ута Кильтер

напишикомментарий