20

ноября

Из Одесской старины

В 1892 году в Одессе отмечалось 25 лет с начала деятельности в городе Общества распространения просвещения между евреями. Чтобы понять специфику исторического контекста, следует вспомнить, что в течение всего 19 века, с тех пор, как Одесса стала центром Новороссийского края империи, а кроме того входила в «черту оседлости», т.е. евреям в ней дозволялось проживать без специальной регистрации, доля еврейского населения в городе неуклонно увеличивалась. От трёх сотен в первые годы века, до двадцати тысяч в его 90-е годы. Одесса росла экономически и это привлекало многих еврейских переселенцев, а они ехали со всех мест исконного проживания диаспоры – из галицийских, волынских, подольских, белорусских, литовских местечек и штетлов. После шквала погромов, прокатившихся югом империи за убийством царя Александра II, Одесса приняла новую волну беженцев. Выходцы из Брод построили тут первую в Российской империи хоральную синагогу. Именно «бродские» евреи отличались своей любовью к просвещению и они больше других жертвовали на еврейское образование.

Ростки распространения еврейского светского образования начали всходить в Одессе раньше, чем в других больших городах империи. В то время как в литовских и белорусских губерниях только в начале 40-х годов 19 столетия стали открываться школы, и то по правительственному почину, встречавшему отпор со стороны евреев, их одесские единоверцы уже в 1826 году устроили на добровольные пожертвования образцовую школу, директором которой 25 лет был незабвенный для одесских евреев просветитель Б. Штерн. В год открытия в эту школу поступило 65 учеников, в следующем году – 250, а через пять лет, когда её преобразовали в шестиклассное учебное заведение, их число превышало 400. В 1835 году при школе заработало отделение для девочек, и уже в первом наборе состояло 310 учениц.

В 40-50-х годах по образцу первой школы начинают массово появляться другие школы для мальчиков и пансионы для девиц, число интеллигентных людей продолжало расти, так что уже к середине 50-х годов в Одессе образуется еврейский литературный кружок во главе с известным писателем и публицистом Осипом Ароновичем Рабиновичем. Они затеяли великое и полезное дело – стали издавать еженедельную газету на русском языке для евреев. И если первый печатный орган российского еврейства «Рассвет» просуществовал недолго – в 1861, в год его закрытия, в Одессе начинает выходить русско-еврейское издание «Сион», и одновременно с ним еженедельная газета на иврите «Гамелиц».

На первом заседании в Петербурге «Общества распространения просвещения» в 1863 году, его членами стали одесситы: А. Цедербаум, А. Бродский, О. Рабинович, д-р Швабахер, Г. Тарнополь, д-р Пинскер, Д. Соловейчик и др. Словом, всё и вся стремилось вперёд, и эти стремления имели в плане образования много общего с аналогичными стремлениями интеллигентных евреев в Литве; Одесса на юге стала играть ту же роль, что и Вильнюс на севере. С тем лишь отличием, что северяне стремились к просвещению в широком понимании этого слова, без разрыва со своим национальным и многовековым духовным наследием. Проводником просветительских начал там был древнееврейский язык, а как иначе, слишком глубоки были корни, пущенные в те земли, чтобы они по мановению ветра, пусть даже самого сильного, могли быть вырваны. Южный же край, богатый природными и материальными благами, никогда особо не отличался устремлениями к высокой духовности. Конечно, эти устремления были сами по себе в высшей степени благородны, но довлели больше в сторону массового школьного образования, чем к просвещению в широком понимании, причём у них ещё явно выделялась одна задняя цель – всячески продемонстрировать, что и евреи способны успевать в общем образовании, а, следовательно, достойны получить гражданские права. Если Вильнюс вполне справедливо называли «Литовским Иерусалимом», то Одессу для параллели можно было назвать «Причерноморской Александрией»…

(По материалам книг «Восхода»)

Игорь Гольфман

напишикомментарий