17

января

Как Хулия на Slayer ходила

Начнем с того, что Mercedes-Benz Arena, где все и происходило, это как киевский Дворец спорта, который в детстве совковым рахитом не болел (хоть и расположена она в Восточном Берлине). Вот та часть, где, собственно арена, она больше напоминает аквариум с бегемотами из анекдота про большую квартиру. Дж-дж-дж наружу даже и не слышно особо. Но есть у такого масштаба и свои недостатки. Например, отсутствие внятной навигации, куды с каким билетом бечь. Из-за этого мне пришлось отстоять две с половиной очереди и пропустить Obituary (что, впрочем, не беда – их-то я уже видела).

Первая очередь, как оказалось, была для журналистов и гостей из списка, о чем сообщала скромная бумажка на двери и очень громогласная тетя-охранница, которая орала на слегка бестолковых металхедов, пришедших со станции Варшауэнштрассе и ставших в первую замеченную толпу. Оговорочка: орала не потому, что злилась, а чтобы больше народу услышало. Так вот, тех, кто проходил через этот вход, шманали, как даже не знаю где – металлодетектор разве что в прямую кишку не засовывали, сумки перетряхивали до самого дна. Для простых смертных входы были за углом. Тоже с очередишками, но вполне разумными по протяженности – минут 5-10 уходило на все про все. И вот только сова добралась до головы такой очереди и приготовилась выворачивать карманы перед проходом через рамку, как хуяк – билет не пробился. Дядя на входе глянул в него внимательно и сказал: «Идите, милейшая, дальше, ваш вход там». Пришлось топать в направлении жеста дяди, но все равно хз куда, то есть, становиться в третью очередь. И тут – о чудо! – боженька послал сове девочку в куртке security/staff. Искюз ми, говорю ей, мне с вот этим билетом куда? А она такая – чорт, чорт, чорт (видно, что на английском не ответит – слов не подберет) и показывает рукой, мол, за угол вам, и так на пальцах восьмерку выкидывает. «На восьмой вход мне?», – спрашиваю, а она так радостно: «Ес-ес!».

В общем, оказалось, что тикет-то у меня козырный – с премиум входом. Прихожу на место, а там стоит красивый высокий доброжелательный немецкий мужчина в черном и в очках, улыбается мне ОТТАКЕННОЙ улыбкой и говорит – добрый вечер, мэдам, зис вей, плиз. А я ему – карманы выворачивать? А он такой – нет, что вы, просто проходите и все. Херцлих, говорит, вилькоммен. Ну и я и прошла. И чуть на жопу не упала. Оказалось, что не только вход для меня был отдельный, типа шнеле и кайн шмон, но и магазин с мерчем свой еще не разбомбленный фанатами до дна, и гардероб свой (но по 2 евро), и даже целый специальный клуб снутри, шоб потусить до, во время и после концерта, если возникнет желание. А также несколько баревичей в холле и еще хуй пойми шо вроде магазинов и/или сувенирных лавок – я не успела рассмотреть. Растерялася. То есть, за 20 евров сверху обычного прайса тебя, получается, разве что в попу не поцелуют. Сервис!

На входе в зал тоже стоял специальный красивый мужчина в пинжаке, который вежливо говорил «гутен абенд» и распахивал перед тобой двери в мир треша и угара. Мир этот тоже встретил сюрпризом. Оказалось, что де-юре указанный в билете 7 ряд де-факто оказался первым. Вот уж свезло так свезло сове ростом метрпийсят. И вайфай тамошний позабавил – если все, что угодно, так без регистрации через почту нельзя, а если фисбук с мессенджером, так легко. Чтоб не терялися людишки численностью свыше 10 тысяч тулов. Даже видео отправилось только так.

А дальше началось прекрасное. Я когда зашла, как раз заканчивали подключать всю технику для Anthrax. Черепов по всей сцене рисоватых понавешали – мама дорогая! Таких, как на афише Among the Kings. И между ними Беладонна со Скоттом Йеном как давай носиться и решать, кто из них в группе фронтмен (как по мне, так Скотти, ггг). Но звук был немного не очень – микрофон слегка глох. Впрочем, нью-йоркцы не были хедлайнерами вечера, поэтому расстраиваться было рано. Ну и повопить an-ti-so-cial, an-ti-so-cial можно, в целом и так. Прекрасно ж понятно, какую песню играют.

Жахнули, короче, чуваки свои семь песен и снова свет включился. И началась магия – техники сцены шух-шух-шух – быстренько все разобрали и давай следующую декорацию сетапить. На все про все 20 минут ровно. Аренда ж зала дорогая, все дела. Картинки сняли, светящиеся штуки понаставили ровненько. Одно удовольствие наблюдать было за их работой. Чисто тебе пит-стоп в Формуле-1. Еще и хватило времени сгонять в тот самый легендарный тубзик с дыркой в мужской над рукомойниками. Отэто я понимаю организация!

И тут свет как погаснет, а из колонок как зазвучит:

Whoever appeals to the law against his fellow man is either a fool or a coward

Whoever cannot take care of himself without that law is both

For a wounded man shall say to his assailant

If I live, I will kill you. If I die, You are forgiven.

Such is the rule of honor

И сразу за этим последовал мой рев: «OMERTAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA». Это вышли мои любимки Lamb of God. Кстати, никто даже не обернулся посмотреть, кто это тут, как угандошенный орет. А бывало ж даже музыканты со сцены искали того, кто так пронзительно надрывается. Впрочем, оно и понятно – как можно смотреть куда-то в сторону, когда по сцене скачет Рэнди Блай? Вот уж кто фронтмен – всем фронтменам фронтмен. Сто лет мечтала его в деле увидеть, а учитывая, что до Украины группа вряд ли когда-нибудь доберется… В общем, это был первый трах-бабах вечера. Включающий позорный эпизод с попыткой нагуглить, как называется одна из моих любимых ихних песен – Redneck. А еще фанаткой самоназываюсь.

Кроме того, что он отличный мэн сам по себе, Блай еще и охуительно подвижный чувак, очень сценичный и не говорит хуйни типа: «Я не вижу ваших рук». Зато командами раскрутил под сценой такой серкл-пит, что, учитывая его близорукость, наверняка сам же не видел его краев. Даже с расстояния 104 трибуны это выглядело устрашающе и прекрасно. Не дай бог кому-нибудь, конечно, попасть под такой хоровод.

К счастью, после Lamb of God снова случился перерыв на подышать и водички попить. Вот только сцену на этот раз подло завесили и не дали посмотреть, как собирали все то, что было потом.

А было вот что – четыре, то есть даже ЧЕТЫРЕ разных задника было у Slayer. Последний вообще разрывал нахуй в хлам. Но об этом позже.

Так вот, в 21:00 над залом снова погас свет, в темноте незаметно убрали плотный занавес и поверх открывшейся залу картинки с обложки альбома Repentless под Delusions of Saviour светом нарисовались четыре гигантских креста, которые вжух – и перевернулись догори дригом. Потом на их месте появились пентаграммы, потом логотипы группы, а потооооооооом… А потом ВЖДЖБДЖХХХХХХФФФФФФФФФФФФФФФФРРРРРРРРРРРРРРЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗССССССССССССССС – как ебанет огнищем в высотищу! Метра три, если не четыре стена пламени, а перед им на сцену вышли ОНЕ – Том Арайа, Керри Кинг и Гэри Холт. Пол Бостаф остался трошки позади (бедный мальчик). И как херанут пацаны Repentless. Шоб вам всем, кто говорит, что песня говно, никогда в жисти больше Slayer вообще не слыхивать – это такой боевик, что еб твою мать. Доиграли и хуяк – свет со звуком отрубились. Каждую песню так заканчивали. Драматично шопиздец.

Красоты, конечно, на сцене чуваки наделали дохуя. Орлы жалезные – две штуки, декорации на задник – четыре с половиной штуки (третья при слабом свете сама по себе светилась неоном), дым, огнеметы, которые струями пламени почти полную пентаграмму собирали. Раз как ебанут дыминой, а в это время Холт как раз к краю сцены шел и за ним этот дымина так стлался эффектно, как хвост. Почти так же эффектно, как он поглощал Кинга, что одна только лысина сверкала в этом естественном блюре. Честно, я вообще не понимаю, как они снутри этого дыма и дикого жара вообще могли дышать, а Арайа еще и голосить дурниною. И, господи, как этот адище потрясающе звучал!

Пару раз в момент смены декораций (а там шматынка с задника так красиво и живописно срывалась вниз) свет выключали и направляли прожекторы на Арайю. Он, конечно, со своим хаером выглядел в этом всем, как лев. Даже жаль, что окладистую бороду сбрил. И такой пару слов толпе, типа – как дела, поорите штоле, как же я люблю ваш ебаный Берлин. А потом снова за свое.

Так вот, когда толпа уже была в состоянии и так нихуево кипящей лавы, пришло время ебануть Raining Blood родимую и сменить оформление в последний раз. На заднике появился бирдекель типа Heineken, но с надписью Hanneman – still reigning и датами 1964-2013. Я ебу, дорогие друззя, как ревел от этого всего зал. И отдельно как ревела сова. Так до самого конца это ололо и провисело. Три песни и – нет, не анкор – сцену прощания Арайи с Берлином.

А это был, конечно, отдельный номер. Старина Том, оставшись на сцене после раздачи палочек и медиаторов один, подходил к краю и молча стоял себе ровно, давая пиполу самостоятельно на него поорать, похлопать и потопать, сколько они считают нужным. Сначала слева, потом справа и в конце по центру. Ничего он никому не говорил, руками не махал, просто стоял и смотрел сверху на эти несколько тысяч металхедов, хуярящих в его сторону весь свой запал. И от этого мурахами пробивало покруче, чем от самых пламенных речей. Затем Том подошел к микрофону, попытался утихомирить толпу, понял, что бесполезно, сказал Auf Wiedersehen и был таков.

Очень хочется верить, что на пенсии этому козлине быстро надоест. Потому что так нельзя – уходить, будучи в такой форме. Нельзя и все.

Из зала народ выходил, конечно, маленько угандошенный вываленной на них мощой. Половина нашего випа поперла в тот самый отдельный клуб удобрять впечатления пивом и беседой. Сова же дернула в гардероб и в очереди стояла и любовалась шикарной женщиной в татухах и сединах. У нее дома не то что дети – внуки, поди имеются, а она помахала им ручкой и пошла отрываться. И была там такая не одна. Так что, если кому кажется, что он/она too old for this shit, то это только кажется.

Ну и отдельным счастьем было не слышать на выходе никакого условного водоема вашего несчастного. Зато то тут, то там раздавались трели ту-ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-ту-ту-ту-ту – рифф из Raining Blood, который кто-то один напоет, а целая куча народу тут же подхватывает.

В общем, если кто до этого места дочитал, призываю вас, ездяйте на концерты за бугор. Впечатления от путешествия и от, собственно, шоу потом даже не суммируются, а перемножаются. И будут вас греть долгими зимними, остужать короткими летними и вообще радовать любыми вечерами. Как и в любое другое время суток каждого последующего дня, независимо от времени года.

Тетушка Хулия

напишикомментарий