31

августа

Какими вы не будете

Накатив обычные восемь доз абсента, я уж было засобирался домой, но тут в бар быстрым шагом вошел Антон Страпонов. На нем буквально лица не было. Озираясь по сторонам, приглушенным голосом он потребовал у хорошенькой барменши самой недорогой водки. Не успела та исполнить заказ, как в бар вбежали два субъекта в одинаковых черных плащах и шляпах, и уселись за столик рядом с выходом.

- Они за Вами? - удивленно спросила барменша. Антон не ответил.

- Значит, за Вами. По правилам заведения я обязана наливать сопровождающим лицам то же, что и Вам. И в тех же пропорциях. Скидочная карточка на них не распространяется.

- Хорошо, - устало сказал Антон. В глазах его, обычно веселых и ироничных, застыла смертная тоска.

- Что происходит, дружище? - не сумел я сориентироваться сразу. - Какие такие сопровождающие лица?

- За мной следят. Со вчерашнего дня. - кратко сообщил Антон, неестественно пригнувшись к стойке.

- Но почему? Чего такого ты натворил?

- В субботу в сауне я негативно отозвался о Маккейне. В присутствии малознакомых девиц...

- Бог ты мой! Но почему же о Маккейне? - я действительно был ошарашен. - Неужели ты не мог ограничиться... не знаю... ну хотя бы Ройтбурдом?

- Это очень неосмотрительно с Вашей стороны, - сухо подтвердила барменша. Антон лишь махнул рукой.

- Что же ты наговорил, можешь вспомнить?

- Смутно. Кажется, я сказал "собаке собачья смерть".

- Тогда все понятно. Мало того, что ты оскорбил память об американском сенаторе, ты еще умудрился процитировать Николая Первого. Эти слова царь произнес, узнав о гибели на дуэли опального поэта Михаила Лермонтова... - и я невольно отодвинулся. По-человечески мне было жаль товарища, но кто же ему доктор?

Тем временем, Антон, быстро опрокинув рюмку, зашел в туалет. Воспользовавшись этим обстоятельством ко мне подошел один из шпиков, видимо младший по званию.

- Скажите вашему соседу, чтоб заказывал текилу. Водка уже достала, - безапелляционно заявил он. Я кивнул. Антон же все не появлялся. Через какое-то время у сопровождающих лопнуло терпение. Младший подошел к двери туалета и принялся интенсивно барабанить кулаком. Никакого эффекта не последовало. Тогда он без видимых усилий вышиб её плечом.

- Ушел через окно! - послышался его возбужденный голос.

-Да не волнуйся, блдь, - громко произнес из-за столика второй, глядя на экран айфона. - Он сейчас подходит к "Моргану". Надо-бы распорядиться насчет текилы...

И они исчезли.

- Ну вот. А кто будет платить по счету? - раздраженно спросила барменша.

-Да не волнуйся, блдь, - механически повторил я услышанную фразу. - Кто-нибудь да заплатит...

Рубен Ашрафиан

напишикомментарий