09

мая

Мемориал

Во второй половине 2000-х в Севастопіле обустроили историко-пропагандистский комплекс "35-я береговая батарея", чтобы на бесплатных экскурсиях в катакомбах Казачьей бухты живописать будущей вате, как диды героически помирали, брошенные военным руководством на растерзание немчуре. Потомственных поклонников империи и цоря эти истории неизменно восхищали, настраивая на надлежащий для аннексии лад.

Замутили всю эту тему через россиянина по фамилии Чалый, которому впоследствии поручили изображать в Севастопіле "народного мэра". Какое-то время после аннексии Чалый пользовался кремлевским расположением, но в конце концов его оттерли более оборотистые русачки.

В 2012 году мы с девушкой гуляли по ухоженным дорожкам пропагандистского комплекса, поглядывая в горизонт открытого моря и удивляясь неожиданно целевому использованию средств: оформили ансабль довольно грамотно, без лишней казенщины, в чем-то даже современно.

Потом приехали Окунь с Крабом (клички изменены, но приближены к действительности) и раскурились через сухой, пока я ссал с обрыва. Им сразу захотелось притереться к экскурсии, чтоб изучить объекты комплекса изнутри. В катакомбы мы не успевали - оттуда как раз выползала очередная группа посетителей.

- Вы разве были с нами? - удивилась экскурсоводиха, ведь бесплатный билет надо брать заранее и слоняться строго со своей группой.

- Да, хэээй, ну конечно!

- Гм... Ладно, проходите.

Нас запустили в самую здоровенную башню, напоминающую пизду. Сходство обуславливалось прорезанной снаружи грандиозной щелью, сияющей по ночам загадочным красновато-розовым светом.

Выяснилось, что это "Пантеон памяти", состоящий из двух окружностей, образующих одно помещение в другом. Первое - оно же внешнее - от пола до потолка светилось рядами фамилий героически павших после съеба начальствующего состава граждан. Зрелище концептуальное, но быстро приедающееся, потому мы поспешили во второе помещение, куда уже засосало остальных членов группы.

Двери тотчас захлопнулись, загремели засовы, и понеслась пизда по кочкам: круглое помещение погрузилось во тьму, остался небольшой островок света по центру - там лежали две гвоздики и георгиевская лента. В тишине и полумраке, не сговариваясь, публика равномерно обступила светлый кружок и замерла. Они напоминали секту самоубийц, заранее распределивших роли в финальной пьесе.

- Сейчас газ пустят, и пизда, - прошипел накуренный Окунь.

- Подохнем как диды, в честь дидов, - согласился я, обматываясь шарфом и задыхаясь от беззвучного хохота.

Для довершения гротескно-сорокинской атмосферы не хватало чугунного чана с говном, как в пазолиниевском Salò.

Краба высадило не на шутку - он мотался возле нас, причитая:

- А если я ссать захочу? Допустим, я ссать хочу. Бля, я ссать хочу! - паниковал Краб уже возле входа, сотрясая двери, не сумев разобраться в конструкции замков и засовов.

Никто не обращал внимания на грохот дубовых дверей - с купола потолка под гнетуще-устрашающую музыку на зрителей надвигались то ли фотографии, то ли голограммы десятков и сотен еблищ: диды, женщины, дети, матросня... Вырезанные будто для школьных виньеток черно-белые головы укоризненно взирали на бессовестно живых потомков.

Сгибаясь от смеха, я примостился на единственном стуле, боясь взорваться оглушительным хохотом: меньше всего хотелось спугнуть свиней.

Отчаявшись выломать дверь, Краб залипал в смартфон - только бы не смотреть по сторонам...

У этой истории нет развязки, как и разума у дидоёбов. Преждеосвященный традицией абсурд регулируется из поколения в поколение, продлевая матрицу поклонения суеверным предрассудкам сквозь века, чтобы зомби фетишизировали мертвецов, обмазываясь очередными проекциями и голограммами, выполняя одни и те же иррациональные действия...

Когда ритуал закончился и экскурсоводы открыли следующую дверь, я настолько дезориентировался в пространстве, что ожидал увидеть третье помещение, куда, по законам нарастающей динамики, вынесут долгожданный чан и заставят жрать дерьмище, но, слава богам, пиздобашня исторгла нас наружу, где я смог расхохотаться во всю свою луженую глотку.

Поговаривают, бесплатные агит-экскурсии практикуют и сейчас, хоть основные задачи по одурачиванию населения мемориал выполнил.

Русские своих не бросают, хуле.

Георгий Стуруа

напишикомментарий