08

октября

Мужик с топором

Интервью с Анатолием Мазуром

Пересеклись с Толей через несколько часов после акции на Ланжероне, где активисты протестовали против очередной незаконной стройки. По имеющейся информации, бывший депутат-коммунист, а ныне член мэрской фракции "Доверяй делам", дельфинозаводчик и заместитель военкома Андрей Кисловский возводит новый отель рядом с прилегающим к нему своим старым отелем. Поговорили об этом, креативе в протесте, полиции и прокурорах, партии ДемОрда и, конечно, знаменитом топоре.

Как прошла акция на Ланжероне?

Ну, так себе. Что-то там покричали, сломали забор, да и разошлись. Молодежь, ничего не поделаешь. Не было ни четкого плана, ни четкой организации. Я им говорю: "Давайте лучше дельфина бутафорского открутим, и в море выпустим!" Потому что к акциям надо привлекать внимание. Тогда это были бы уже не просто беспредельщики, а беспредельщики с креативом. С умом и посылом. С миссией. А так просто забор поломали. Каждый день где-то в Украине ломают забор на очередной стройке. Это уже никому не интересно.

Если в акциях проявляется креатив, это приковывает внимание, заставляет задуматься и разобраться в сути акции - почему она возникла? Для чего? Кто ее организовал?

То есть, грубо говоря, за рамки беспредела сегодняшняя акция не вышла?

Ну как, сегодня была акция прямого действия. Есть судебное разбирательство и они не имеют права строить. Они же, как всегда, сначала строят, а потом узаконивают, когда здание уже стоит. Когда оно стоит, его уже никто демонтировать не будет. Сегодня все видели, как вела себя полиция, как собирали проплаченных титушек на акцию по тысяче гривен. И они присутствовали среди толпы. Я не знаю, действовали бы они или нет, но в любом случае, сегодня эти люди не пытались никоим образом сбить пыл.

А менты, значит, были?

Ментов было достаточно. Больше чем надо. Они дали поломать забор. Ну что же, ребята поломали, отнесли в сторону, прокричали что-то. Поучаствовать в этой акции было приятно, но вряд ли она что-то донесла до людей, до широкого круга, чтобы хоть кто-то что-то понял, задумался. Как она будет подана в прессе? У дельфиновода достаточно денег, чтобы купить прессу.

Расскажи про топор, раз уж мы говорим об акциях.

Топор - была политическая акция. Это было импульсивное решение. Я ехал в  Киев на встречу с друзьями. Без топора. Без каких бы то ни было мыслей о том, чтобы что-то рубить, в чем-то участвовать. Я просто ехал потусить со старыми друзьями, в баню сходить.

И тут мне звонят и говорят, что был суд по Труханову, что избили Виталика Устименко. Труханова в итоге отпускают на поруки Голубова, который в тот момент даже не присутствовал в суде. И судья объявляет перерыв, чтобы Голубов успел доехать. Тут только слепой не увидит "непредвзятость" судьи. Мы все прекрасно понимаем, какие у нас "честные" суды на примере Одессы. Когда заходишь в одесский суд, тебе сразу говорят, сколько стоит то или иное решение. Никто никого уже давно не стесняется.

И получается, что Труханов привозит в Киев свою частную армию, внаглую покупает суд и выходит на свободу. И плюс несколько раз избивают Устименко: в зале заседаний, потом на лестничной площадке, и еще добивают на улице. Я приезжаю к нему в больницу, вижу, что он немного помят и говорю: "Виталик, все что мы могли сделать в Одессе, мы уже сделали. Если они себя так дерзко ведут в Киеве, покупают судей, значит в Одессе мы уже ничего не сделаем. Надо что-то делать в столице. Всегда на беспредел надо отвечать беспределом".

На следующий день с утра я поехал в "Эпицентр" и купил топор. Если бы я этого не сделал, они бы себя еще более дерзко вели. Их надо как-то останавливать. По большому счету, я понимал, что максимум, который мне грозит - это два месяца СИЗО и компенсация ущерба. Я сразу решил, что на компенсацию иду. Не так сильно я те машины повредил на самом деле, как морально уничтожил их владельцев. Я бил стекла, зеркала, бил по металлу тыльной стороной топора, чтобы он не застрял. Я еще когда топор покупал, подбирал его из этих соображений, чтобы это был именно колун. Было бы неудобно, если бы в процессе он застрял в кузове.

Я зашел во двор и порубил тринадацать машин. Три машины я не тронул: машину полиции, машину-вещдок и машину на евро-номерах - просто из солидарности, потому что сам езжу на таких же.

Потом я вернулся, положил топор обратно в багажник, чтобы мне не пришили "хулиганку" или угрозу насилия, прочитал речь перед главным входом и, увидев полицейского, немедленно сдался. Но казус был в том, что меня тут же отвели в райотдел в соседнем здании, и оказалось, что некоторые полицейские ставили свои автомобили в этом же дворе. Пять машин из тринадцати принадлежали как раз им. Так что смотрели в райотделе на меня, можно сказать, с возмущением.

А когда кипишь начался?

Сразу. Первой написала судья о том, что забежал псих во двор и начал бить автомобили против часовой стрелки. Против часовой стрелки! Потом мне попытались инкриминировать нанесение телесных повреждений заранее подготовленным предметом. Нормальный такой ментовско-прокурорский беспредел. Именно так, как они всегда делают. Если вечером постоять у Соломенского суда в Киеве, можно полюбоваться, как судьи, следователи и прокуроры чуть ли не в десна целуются- они там все друзья, все друг за друга горой.

А за пару дней до этого, кстати, я избил гопника, который напал на полицию. И Руслан Форостяк по этому поводу даже пост сделал, что "человек с топором" недавно спас девушку-полицейского, меня вроде хотели наградить даже за это. И может наградили бы, если бы не акция с топором.

Я позитивно отношусь к новой полиции, особенно патрульной и считаю, что их нужно поддерживать, а не гнобить. У нас же приучают, что можно послать патрульную полицию и никто за это не наказывает. Почему я вступился? Девочку-полицейскую толкнули, а по 345 статье УК (нападение на сотрудника полиции) нельзя привлечь, и они выписывают административное правонарушение - 84 или 51 гривну. У нас сейчас все так работает, что патрульную полицию никто и ничто не защищает. Опять-таки, патрульная полиция делает работу, приводит нарушителей, а дальше национальная полиция или прокуратура уже не дают ход этому делу.

Когда я этой гопоте стучал по носу, говорю полиции: давайте, пакуем их по 345-й. Я свидетель, я видел, как нападали. Вас тут шесть экипажей. Пакуем и в райотдел. Они отвечают: ой, не надо, зачем. Ок, говорю, у меня при себе баллон и нож - через полчаса приедете описывать трупы. Хорошо, отвечают, уговорил.

Ты по образованию физик. Когда ты так подковался в юриспруденции?

На самом деле все просто: открывается книжка и читается. Мне всегда это было интересно. В 2004 году, во время Оранжевой революции, я впервые изучил избирательное законодательство, чтобы работать членом комиссии на избирательном участке. Тогда же не дал в 35 школе у нас, на Гагарина, нафальсифицировать и протоколы вынести. Если общество не будет влиять на процессы в государстве - у нас будет Африка.

А в твоем случае общественность как-то повлияла? Вроде после того, как поднялся кипишь, полиция попустилась?

Попустилась судья. Полиция меня приняла и передала прокуратуре. Дальше левое обвинение поддержал прокурор. У нас же уголовно-процессуальный кодекс заточен под прокуратуру, полиция без прокуратуры ничего сделать не может. Прокурор подписал обвинение в нанесении телесных повреждений заранее подготовленным предметом. Конечно, социум начал возмущаться тем, что меня закрывают. Труханова ведь за украденные 185 млн не закрыли, а меня по липовым справкам и экспертизам на 168 тысяч повреждений закрывают. Например, написано, что багажник и заднее стекло Шевроле Авео - 15 тысяч. Ну это же бред. Мне сам хозяин машины говорил: давай 5 тысяч и расходимся. А потом признался, что за 4 800 все сделал. Я ему задал вопрос, если ты был готов на 5 000, почему написал 15 000? Мы же с тобой разговаривали, я тебе сказал, что все компенсирую и ты был согласен. Но он написал, как все, и просил возбудить уголовное дело по 196-й, пункт 4-й. То есть как ему сказали, так он и написал. А в подозрении вообще говорилось, что все машины были под управлением, типа там кто-то сидел. Там, разумеется, никого не было. Липа от начала и до конца.

Так что угрозы насилия никакого не было. Нарушения общественного порядка тоже не было: все происходило на закрытой территории, на стоянке. Это режимный объект и им, пожалуй, стоило бы привлечь меня именно к нарушению режима. Хулиганка тоже не клеится никак. Уже потом, когда они начали думать, как выйти из этой ситуации, пока я сидел на домашнем аресте, придумали 378 статью - умышленное повреждение имущества судьи в связи с его профессиональной деятельностью. И как, интересно, я мог узнать, какая из этих машин принадлежит судье? Если продолжать их логику, то я мог ехать на автомобиле, случайно врезаться в зад судье и меня за это могут посадить на пять лет. Нет, ребята, вы должны доказать, что у меня были претензии к тем людям, которым я повредил машины.

А еще так получилось, что при планировании акции я недостаточно хорошо подготовился. Набрал в гугле адрес Соломенского районного суда Киева и приехал на Шутова, 1, где и побил машины. А оказалось, что у них есть другое отделение по другому адресу, где, собственно, Труханова и судили.

Эта акция как-то изменила твою жизнь?

Максимально. Меня посадили на 2 месяца под домашний арест, и я все это время был в Киеве, на съемной квартире. А потом мне написал Юрий Гудыменко, что они партию собрались сделать и назвать "Демократична Орда". Я посмотрел список - сплошь серьезные люди. Название мне не понравилось, но с такой командой можно ломиться куда-угодно. Я спросил у Юры, будут ли мордобои? Он ответил утвердительно, и я согласился. А вскоре партию переименовали на "Демократична сокира", и, возможно, какую-то роль в этом сыграла и моя акция.

Что такое "ДемСокира"? Что это за партия и чего вы добиваетесь? Это такой стеб?

Нет. Получилось так, что волонтеры, блогеры и журналисты собрались под одной идеей создать партию. У нас есть мощное медиа - фейсбук. Стеб - наша фишка, наше оружие. Не забывайте, мы живем в условиях войны, в условиях внешней угрозы и война ведется, в том числе, и в информационном пространстве. Идет самая настоящая информационная война и если в ней проиграть, то нет смысла хвататься за автомат, если ты уже разбит и подавлен. У нас же, в государстве, по информационной политике постоянно провалы.

Любая пропаганда состоит из двух вещей. Во-первых, описать насколько наши враги ужасны. Сочиняются разные эмоциональные истории о мальчиках в трусиках. Неважно правда или нет. Это вызывает эмоции. Во-вторых, рассказать какие мы хорошие. Как каждый день отвоевываем новые территории, как нас встречают с цветами. И если начать стебать этого мальчика с трусиками, пропаганда перестает работать как задумано и работает в минус.

Первой акцией, которую провела "ДемОрда", была "Бессмертный орк" на 9 мая в Киеве, посвященная, как понятно, игре World оf Warcraft, чье сокращенное название WOW созвучно великой отечественной войне. Мы пришли и отлично их простебали.

Мы живем во времена гибридной агрессии и должны подходить к этому вопросу нетрадиционно и с креативом. Люди же не понимают, если им прямо в лоб сказать, что они работают на Москву. Пришли, потролили - все обратили внимание. Опять таки, наша целевая аудитория - молодежь. По мнению пожилой массы электората, мы как раз партия наркоманов и проституток. Но мы не ориентируемся на бабушек.

За это время мы также триумфально зашли в Раду громадського контролю НАБУ, провели расследование по хищению газа Харьковоблгазом у Укртрансгаза, провели акцию у ЕР НКПП, чтобы они не приняли кодекс, который позволил бы Облгазу Фирташа воровать газ в любых количествах из газотранспортной системы.

Как к попасть в вашу партию?

Дождаться, пока в Одессу приедет наш замечательный пати-мобиль, прийти с документами и записаться.

Пати-мобиль?

Ну да. Как положено: с музыкой, с кальяном. Со СМИ мы сделали все, что могли, у нас много поклонников и теперь нам надо выходить в реал. Если мы проводим какие-то акции, то они как раз привлекают внимание креативом и заставляют задуматься. Надо каким-то образом доносить до населения, что мы другие. Пати-мобиль - как раз такой инструмент для коммуникации. Можно прийти, поговорить в неформальной обстановке, обсудить какие-то вопросы. Даже если 50% населения никак не хотят принимать участие в выборах, в управлении страной, то другие 50% этого хотят. Есть запрос на новые лица, новые идеи, правильный движ. Эта активная половина населения ищет, смотрит, сравнивает, анализирует. И среди них есть и наша целевая аудитория. Нам бесполезно цеплять бабушек. Им уже промыли мозги, купили гречкой, наобещали что-угодно. Они рады быть обманутыми.

takoy.com.ua

напишикомментарий