03

октября

Мы его били, били, целый день били…

Случилась со мной недавно детективная история. Пошли мы в город гулять и мой сын Оскар взял с собой скейт покататься. Но получилось так, что скейт мы забыли в магазине потому что покупали там пиво, и заметили это уже в гостях, вечером. Все, скейт пропал, мальчишеская трагедия, Оскар в шоке.

Но все же пошли за скейтом на следующий день, а вдруг.

А продавщицы говорят:

– Приходил сегодня утром цыганский мальчик с мамой, сказал, что это его скейт и забрал.

Ну, мы тоже конечно лопухи, надо было с самого утра приходить.

Но зато добрые продавщицы слили нам ценную инфу – что мама с мальчиком лежат тут рядом в детской больнице. А рядом стоял в магазине незнакомый цыган, все слышал и подтвердил, что да, они там лежат, на втором этаже. Какой резон ему было их сдавать, не знаю. Но я никак не ожидал, что маму с ребенком за пять минут сдадут два раза.

 

Расследование продолжилось в больнице. Оказалось, что лежат они не на втором, а на третьем этаже.

Ну а мальчика, как вы уже, думаю. догадались, зовут Беньямин.

 

Но медсестра сказала, что их с мамой сейчас нет, придут в восемь вечера на укол. Зато там была сестра Беньямина, которая сказала, что маму зовут Варвара и что она пошла домой варить суп.

– А где мама живет?

– Ой, мама пошла не домой варить суп, а к бабушке.

– А бабушка где живет?

– Далеко, в селе.

– А ты можешь позвонить маме?

– Не могу, я с ней поссорилась.

Понятно. Талантливая девочка. Еще чуть подучиться и вполне в шпионское училище можно поступать. На бесплатное отделение.

 

Что ж, это была детективная ниточка, за которую мы ухватились и пришли в восемь вечера на очную ставку.

Причем такая деталь – Оскар попросил перед встречей с похитителем скейта купить ему шоколадку.

– Ты хочешь угостить мальчика шоколадом, когда он вернет тебе скейт?

– Ну, если вернет, я дам ему кусочек, а если не вернет, я начну плакать, но потом съем шоколадку и мне станет легче. 

Шоколадная самопсихотерапия в действии.

 

Но Беньямин видимо испугался укола и они не пришли.

Ладно, настоящие сыщики не сдаются, и мы пришли на следующий день.

Встречаем их в коридоре. Беньямин, его мама и папа.

– Это вы Варвара?

– Нет.

– Но этот мальчик – Беньямин?

– Да.

– Значит вы его мама, Варвара?

– Я его мама, но я не Варвара, а Кристина.

– Ну хорошо, Кристина. Вы взяли в магазине наш скейт. Это скейт Оскара. Отдайте, пожалуйста.

Тут в разговор вступил папа:

– Та мы его били и били, а он не признавался. Целый день били, били. Он сказал, что тетя ему подарила. А мы его били, били…

Присоединилась и мама:

– Он мне говорил, что тетя ему дала, но я не слышала, у меня ухо болит…

 

Я всегда ценил в людях способность импровизировать и изобретать.

 

Но главное – они признали, что скейт у них.

– Ну и когда вы отдадите скейт?

– Завтра я привезу, в 10-11 привезу сюда, – сказал папа Беньямина уставшим от битья голосом.

– Хорошо, мы придем. И давайте еще запишу ваш номер телефона.

Записали.

 

На следующий день я сел на велик и поехал в больницу. Варвара, то есть Кристина, была там, но без скейта.

– Муж еще не приходил, не знаю, где он. Но вы не переживайте, я вам позвоню, когда он придет.

Я оставил ей свой номер и уехал. С не очень хорошими предчувствиями. И на всякий случай настроился на то, что придется еще не раз прокатиться на велике. 

 

Через час я позвонил Кристине, но поднял ее муж.

– Я уже привез, он уже там, в больнице.

Еду снова, но понимаю, что совсем не удивлюсь, если там не будет скейта, или Кристины, или Беньямина, или вообще никого и ничего и в больнице мне скажут, что тут таких вообще никогда не было и мне покажется, что я снимаюсь в сериале «Секретные материалы» или, не дай боже, в «Твин Пиксе».

 

Но когда я поднялся на третий этаж – уже, кстати, четвертый раз за последние два дня – и вошел в их палату, оказалось, в жизнь воплотился самый лучший вариант: там не было ни Варвары, ни Кристины, ни Беньямина, ни Дэвида Линча, ни даже медсестры.

Но там был скейт.

Целый, невредимый и оранжевый, как и до того. Ура.

Я взял скейт и уехал домой.

Ехал домой и мне почему-то вспомнился старый анекдот. Тот, который кончается словами – ложки нашлись, но осадок остался.

Небольшой совсем, почти незаметный, но остался.

Представляете, какие залежи всяческих осадков накапливаются внутри человека за целую жизнь?

Bandy Sholtes

Писатель, путешественник, автор t-shirtологии

напишикомментарий