02

июня

Н2O и деньги

 

Долго-долго приходили странные счета за воду. Ее цена уже почти догнала цены на пиво. Мне рисовали долг, в то время как я точно знал, что долга нет. Чувство вины хотели внушить. Но по телефону выяснить путаницу цифр не было возможности. Ну и в один прекрасный день я настроился, вздохнул, перекрестился, пожертвовал на стройку новой церкви, сел на велик и поехал на водные процедуры. То есть в водоканал.

 

Захожу в абонентський відділ. Сидят настоящие такие конторские тетеньки. Одна смотрит в монитор, вторая поливает герань, третья рассказывает всем, сколько яиц надо класть в заварное. Уют и санаторий, а не контора.

 

Гуманно подхожу к той, которая ничем на занята, чтоб не отвлекать остальных от их важных дел. Она самая молодая в конторе. Смотрит мою книжечку, квитанции, сверяет с данными на компьютере.

 

Я сижу, смотрю на девушку и по исходящим от нее вибрациям чувствую, что ей тут не нравится. Кто-то убедил девушку, что работать на водоканале хорошо, а на деле она поняла, что плохо. Но, видимо, пока не решила, что делать – ждать, пока и сама станет такой же тетенькой, или уволиться и забухать.

 

Но тут представьте себе, она находит, в чем моя водяная вина.

 

А вина в том, что в декабре 2010 (!) года, еще бля при Ющенке, я заплатил по счету 749 гривен 70 копеек, но в базе этих денег нет. У меня в книжке есть печать банка, все ок, но компьютер водоканала об этом не знает. Как говорится, контора пишет. А доллар ведь тогда еще по восемь был.

 

Девушка снимает копию, чтоб идти куда-то в архив и выяснить, что к чему. Говорит, чтоб я подождал 15 минут. Я уже пожалел, что не взял с собой книгу почитать, но ее опытная коллега говорит, что это надолго, что пусть лучше возьмет у меня номер телефона и потом позвонит. Отличное решение, водные процедуры закончены, можно идти кататься на велосипеде.

 

И вот через пару дней звонит мне та девушка и говорит:

 

— Это Алла с водоканала.

 

Бля, это ж готовая песня, думаю я – Алла с водоканалла.

 

Короче, в архиве данных о моих 749 гривнах нет, и потому Алла дает мне ценную инструкцию. Пойти в тот самый банк, в который я ходил при Ющенке, и попросить выписку об оплате. Ну а с выпиской потом опять прийти в водоканал.

 

По сути, она посоветовала мне, как бороться с гиподинамией. А то сидишь тут перед компом целыми днями, а потом застойные явления в тазу и остеохондроз.

 

Повезло еще, что тот банк не разорился.

 

Я сначала автоматически киваю, а потом говорю:

 

— Понимаете, Алла с водоканалла, я за воду заплатил. А вот почему банк эти деньги вам не перечислил, это уже от меня не зависит. Мне там Светланка-из-банка скажет, что перезвонит и никогда не перезвонит, потому шо нечего ей делать, только в архиве рыться, а ей может тоже надо заварное печь и о будущем своем думать. А вот если в банк позвонит Алла с водоканалла, то вас они уже может послушаются и поищут. В конце концов, они ваши должники, с ними и разбирайтесь. А со своей гиподинамией я уж как-то сам буду бороться.

 

И знаете, Алла с водоканалла послушалась меня и сказала «хорошо». Будто я сказал, что принесу ей завтра в контору букет тюльпанов. Никаких споров, криков и стрессов. При Ющенке такого не было. То есть, я имел в виду – как хорошо, когда с людьми можно договориться.

 

Но вода бля таки очень дорогая. Ее что, в Африке закупают?

 

Bandy Sholtes

Писатель, путешественник, автор t-shirtологии

напишикомментарий