07

ноября

Не убивай художника: болеешь - сиди дома

Знакомьтесь: Эгон Шиле и его «Семья». Второй по известности после Климта австрийский художник, ярчайший представитель экспрессионизма. На полотне он изобразил себя с женой и их будущим ребенком – вероятно, таким, каким Шиле мечтал его увидеть.

Увы, эта картина оказалась для художника последней и осталась незаконченной. 28 октября 1918 года Эдит Шиле на шестом месяце беременности умерла от гриппа. Через три дня не стало и самого Эгона – он заболел, ухаживая за женой. Ему было 28 лет.

Мы никогда не узнаем, кто заразил «испанкой» беременную Эдит, и по каким таким важным делам этот человек вышел на улицу. Впрочем, никто и не стал бы разбираться – время было совсем другое. 12-часовой рабочий день, Первая мировая никак не закончится, больничные еще не придумали, КЗоТ - тоже: болеешь, не болеешь – неважно, иди, работай.

За два года пандемии, с января 1918 по декабрь 1920, «испанка» убила, по разным оценкам, от 50 до 100 миллионов человек – то есть, чуть больше, чем от одного до двух населений Украины сто лет спустя. Переболел в общей сложности каждый третий человек на планете.

Среди известных жертв, помимо Шиле и его семьи, оказались актриса Вера Холодная, философ Макс Вебер, поэт-авангардист Гийом Аполлинер. Смерть Густава Климта также связывают с «испанкой»: вначале художник перенес инсульт, а в скором времени заболел пневмонией.

Считается, что одной из причин пандемии была военная цензура, не выпускавшая информацию о недуге в печать. А поскольку широкая общественность ничего не знала о происходящем – в то время как в военных лагерях вирус распространялся молниеносно – то и защитные меры никто не предпринимал.

Когда нейтральная Испания впервые заговорила об эпидемии (отсюда и название, «испанка») – было поздно. Поезда и торговые корабли завезли грипп на все континенты планеты. Единственные места, куда он не добрался – два островных государства в Тихом океане, Американское Самоа и французская Новая Каледония.

В конце концов, пандемия утихла сама собой. Есть версия, что вирус просто мутировал в менее летальную и заразную форму, так что в какой-то момент заболеваемость пошла на спад. До того «испанка» несколько раз ударяла повторными волнами: стоило строгими карантинными мерами уменьшить число больных, как врачи думали, что она отступила совсем, и начинали все отменять – итог предсказуем.

А теперь давайте поговорим о том, как эти кошмары столетней давности соотносятся с сегодняшними реалиями, ведь грипп по-прежнему ежегодно возвращается.

Хорошая новость: за прошедшие сто лет многое поменялось в лучшую сторону и в медицине, и в социуме. Ингаляции сернокислым цинком уже не в ходу, зато есть возможность вызвать врача на дом и получить больничный.

Пускай далеко не каждый терапевт из районной поликлиники – серьезный конкурент доктору Хаусу, он точно сможет определить, можно ли еще лечиться чаем с малиной, или уже пора на красивой белой карете под заводные ритмы сирены ехать в стационар.

Плохая новость: как и сто лет назад, грипп по-прежнему бывает смертельным.

И хотя до массовых захоронений паровым экскаватором дело не доходит – 370 лабораторно подтвержденных смертей в Украине в 2016 году зарегистрировали.

Как и сто лет назад, человек человеку – друг, товарищ, брат, основной источник инфекции. Во время кашля образуется воздушная взвесь, содержащая до полумиллиона вирусных частиц и с радиусом поражения до восьми метров. Так или иначе, она попадает в дыхательные пути – и привет.

Нет, это не праздничный фейерверк над Парижем. Это кадр из высокоскоростной съемки процесса чихания, где зеленым окрашены крупные капли слюны и слизи, а красным – мелкая взвесь. Автор – Лидия Буруйба, Массачусетский Технологический Институт.

Не то чтобы новость, скорее информация к размышлению: эпоха передовиков труда и пятилеток в три года давно ушла в прошлое, как и противопоставление «индивидуализм-коллективизм». А подсознательная тяга к деструктивным «трудовым подвигам» – осталась.

Практикующий психоаналитик распознал бы здесь причудливую смесь нарциссизма, комплекса вины и самоотрицания – мир однозначно рухнет, если младший ассистент зам.зав.отделом не выйдет на работу. Нет, даже на один день. Нет, заботиться о себе нельзя. Стыдно лежать, когда другие пашут. Вот когда через пару дней после «подвижничества» лягут все – тогда поговорим.

Чеснок, интерфероны, оксолиновая мазь, эхинацея, водка с перцем, обряды вуду – блаженны те, кому помогают такие методы профилактики. Но им всем далеко по эффективности до отсутствия в окружении уже заболевших людей. Это можно сравнить с отсутствием на дорогах лихачей и пьяных водителей – очень снижает риск возникновения ДТП.

Конечно, у гриппа есть инкубационный период, те 24 часа, когда больной еще не чувствует себя больным, но уже заразен. Однако с точки зрения распространения болезни это время куда менее опасно, чем активная фаза.

Вывод из этого всего простой, не раз озвученный на все лады, но почему-то по-прежнему трудный для восприятия: заболел(а) – сиди дома. Нет, в поликлинику тоже идти не надо, вызываем терапевта на дом. При всех недостатках отечественной медицины, эта опция по-прежнему прекрасно работает.

Да, врач не обрадуется, когда увидит вашу фамилию пятнадцатой в списке вызовов на дом – но ваш «любезный» приход в поликлинику огорчит его еще больше. Желая «избавить» доктора от необходимости приходить к вам домой, вы, скорее всего, подарите ему еще пару-тройку гриппующих среди тех, кто сидел под кабинетом. А то и самого врача выведете из строя.

Так что давайте беречь себя и окружающих. Каждая из прошлогодних 370 жертв гриппа заразилась от кого-то другого – кого-то, кто не остался дома. Нам нужны свои Шиле и Аполлинеры,  и никакие работа или учеба не стоят таких потерь. А если ваше начальство или преподаватели так не считают – отправьте им ссылку на эту статью.

И помните: нести в массы здоровый эгоизм всяко лучше, чем болезнетворные бациллы и вирусы.

Же Селезнева

напишикомментарий