08

ноября

О подвигах в жизни сорокалетней женщины

В жизни сорокалетней женщины нет места герою, зато всегда есть место для подвига.

О герое поговорим позже.

А подвиг подстерегает сорокалетнюю женщину уже с утра.

Когда она тихо крадётся мимо детской, под покровом кромешной рани, часов эдак в шесть, то есть, в то время, когда все нормальные женщины ещё спят и видят самые сладкие сны. Но сорокалетней женщине не до сна, она крадётся на цыпочках по квартире, чтоб не дай бог не разбудить ребёнка, крадётся в кухню, чтобы залпом выпить пять чашек кофе и дочитать в тишине философское сочинение Освальда Шпенглера.

Но нет. Какая там философия? В мойке ее уже ждёт гора грязной посуды, оставшейся с вечера.

Грязная посуда - зло, из-за которого погибнет и культура, и цивилизация, а вовсе не из-за денег, как утверждал этот самый Шпенглер. Но что он вообще знал о подвиге? Как раз с деньгами о посуде можно забыть и размышлять о Закате Европы. А если нет денег на домработницу, то спасти от заката собственную кухню можно только своими руками.

Итак, подвиг номер один в жизни сорокалетней женщины - вымыть всю грязную посуду в доме в шесть утра. Done!

Тут просыпается ребёнок. Что ж, самое время вспомнить про Ницше. Нет-нет, в том, что бог умер, сорокалетняя женщина не сомневалась и в двадцать. А уж после того как родила ребёнка, и подавно. Но вот с этим вот подленьким "aut liberi, aut libri — либо дети, либо книги" никогда не могла согласиться. И потому она ежедневно становится сверхчеловеком, одной рукой прокручивая ленту фэйсбука, другой - помешивая кашу в кастрюльке.

Дети и книги могут сосуществовать! Хотя на самом деле это полный пиздец. То есть, подвиг номер два. Done!

Но, слава умершему богу, все-таки есть школа! Нет-нет, это совсем не то, что вы себе там подумали:  у сорокалетней женщины осознанное материнство, и ежедневный подвиг материнской любви (подвиг номер три, very well done!) подсказывает ей, что школа - ещё одно зло, с которым ей предстоит бороться в подвиге номер... пока неизвестен. Но сейчас школа высвобождает время в жизни сорокалетней женщины.

Время, необходимое для того, чтобы она совершила подвиг номер четыре - заработала денег на школу. И, само собой, не только на школу.

Работа. Это нелепое слово вгоняет сорокалетнюю женщину в тоску. Особенно, когда вокруг говорят о том, как всем нужна работа. Сорокалетней женщине не нужна работа. Ей нужны деньги. Поэтому она и совершает подвиг - работает за деньги. Все дело в том, что работа сорокалетней женщины связана с тем, чтобы рассказывать о том, как работают другие. Хотя, на ее критический взгляд, в девяноста девяти случаях из ста об этом лучше молчать. Не создавать инфошума на ровном месте. Но нет. Люди терпеть не могут пиара, но обожают пиариться. Так что, пока живет народное тщеславие, сорокалетняя женщина, конечно же, будет совершать этот подвиг. Ради возможности следующего.

А следующий подвиг в жизни сорокалетней женщины - самый любимый. Потому что она его не совершает. Но каждый день собирается. Собирается написать голливудский сценарий, или примкнуть к освободительному народному движению, или открыть отель для животных - в общем, сделать в жизни что-то  великое и гуманное, ради спасения человечества, конечно же. Но, как только вечером она  решительно ложится на диван, чтобы спокойно обдумать этот свой потенциально героический подвиг, как бац! - и приходит герой.

Помните, тот, без места, о котором говорилось в начале?

Герой приходит не просто так, а с цветами.

Заебись, думает сорокалетняя женщина, лучше бы денег дал. Но раз с цветами, денег точно нет. И не будет. Надо ещё чуть-чуть подождать. Год. Или два. В общем, как получится у героя. Или не получится. Но он и так делает всё, что может. Особенно, для ребёнка.

Лучше бы делал то, что надо, думает сорокалетняя женщина. Но вслух уже ничего не говорит. Потому что говорит герой. Пиздит, кстати, без остановки: это нормальное свойство всех героев, так что этот не исключение. А сорокалетняя женщина весь этот пиздеж выслушивает. То есть, делает вид. Короче, совершает подвиг номер пять.

Правда, после этого подвига очень болит голова и хочется просто потрахаться. Не с героем. С простым смертным, что живет за углом. Но герой не сдаётся без боя. Уходит ближе к полуночи. Какой уж тут ещё негероический секс, вздыхает сорокалетняя женщина, - некогда мне, завтра с утра снова посуду мыть.

Лариса Осипенко

напишикомментарий