07

июня

Один день на Гавайях

Официантка в баре. Руки в татуировках - рыбы разные. Под каждой написано, как называется именно эта рыба. Океанолог будущий, может.

***

- О, господи, - говорит большая американская женщина, заглядывая в курилку возле отеля. - Я уже подумала, что здесь курит РЕБЕНОК.

И вроде как должно быть лестно, что мой затылок производит впечатление детского, но мне обидно, что уже только затылок.

***

На пляже все пьют энергетики и спят. Выпили и тут же спать лицом в песок. Сводят на нет все слоганы производителя, в общем.

***

На пляже меня больше всего привлекает бар. Там, кстати, развешены фотографии жирных серферов. Для тех, кому стыдно, что они предпочли бар активному плесканию в океане.

***

Вообще, глядя на людей на пляже, начинаешь лучше понимать Гумберта нашего Гумберта. Только на детей можно смотреть без ужаса. Ну еще на блондинку в розовом купальнике. Но она последние лет пять жила в спортзале, думаю.

***

Видела запредельной красоты местного мужчину. Простила ему и кроксы с черным строгим костюмом, и будущие измены, и латентный гомосексуализм. Пусть, что хочет, то и делает. Лишь бы оставался таким же запредельным.

***

Бариста в кафе. Весь покрыт татуировками. Руки, шея, лицо. Даже веки. Такие, типично местные татуировки - красивые и непонятно, о чем. Я долго смотрю на его лоб - там чуть ли не третий глаз в окружении солнечных лучей. Заказываю все подряд, лишь бы смотреть на этот чертов третий глаз.

***

А за банановые круассаны хочется продать душу. Если верить ценнику в витрине, моя душа стоит четыре доллара и девяносто пять центов. Чаевые по желанию.

***

Черная высокая женщина. Миллион косичек, леопардовое платье, браслеты из ракушек, босые ноги. Перебегает дорогу на красный. Пятки звонко стучат по асфальту.

***

Азиатские девушки приходят на пляж с бутылкой санскрина, белой футболкой с длинными рукавами, с белыми перчатками. Долго и вдумчиво мажут кремом все, что еще можно намазать. Ложатся на свои коврики, лежат. Встают через час еще белоснежнее, чем были.

***

Очень много магазинов вокруг. Одежда, обувь, косметика, печеньки. Как дома, в общем. Только в каждой витрине надувные круги, матрасы и гигантские уточки.

***

На пляже большой памятник человеку в шортах и с доской.

- Кто это? - спрашивает муж.

Я невнимательно читаю табличку рядом с памятником. Там что-то про отца-основателя для серферов.

- Короче, - говорю, - это папа.

Памятник теперь стал как-то роднее. И не то что бы я серфингом увлекалась.

***

С памятниками вообще странная ситуация. Они все с досками для серфинга. Один правда видели - женщина в пышном платье.

- На Пушкина похожа, - уважительно говорит муж.

***

Мужчина на переходе в ожидании зеленого света. Из последних сил цепляется за столб, чтоб не упасть. Обнимает его руками и ногами.

- Я пьян, - говорит он то ли мне, то ли столбу.

- Круто, - говорю.

Столб молчит, но видно, что у него тоже нет претензий к мужчине.

***

А по вечерам здесь нужно надевать все самое безумное и идти на променад. Некоторые ходят в вечерних платьях со стразами. На обгоревшие под солнцем плечи небрежно наброшены пляжные полотенца с черепахами.

***

От мужчин в гавайских рубашках и женщин в цветастых платьях больно глазам. Человека в черной футболке хочется обнять. Но тут он взмахивает рукой и на руке обнаруживается браслет из цветочков и ракушек. С еще не срезанным ценником.

***

Хрупкие азиатские юноши, прилетевшие одновременно с нами, уже ходят в обнимку с надувными кругами. Самый хрупкий, впрочем, без круга и постоянно ноет, что ему надо поесть. Ближайшие забегаловки он отвергает и делает мученическое лицо. Мы могли бы с ним подружиться. Ныли бы дни напролет. Пока остальные там со своими кругами.

***

Молодой мужчина с дредами. Я вижу его каждые несколько часов. С каждым часом лицо его все просветленнее и безумнее. Я надеюсь, что это наркотики, а не чертовы местные смузи.

***

В номере, помимо традиционной библии в прикроватной тумбочке, еще и “учение будды”. Хотя я рассчитывала на какие-нибудь полинезийские сказки.

***

Видела пьяного русского туриста. Такого, абсолютно карикатурного. Красное, лицо, шорты, панамка, безумный взгляд, недоумевающее “бля” каждую секунду. Не поверила глазам. Убедила саму себя, что где-то рядом снимают кино.

***

Голуби под столиками кафе ходят и доедают крошки от пирожных. Один подошел и бесцеремонно клюнул меня в ногу. Потому что под ногой крошки. Посмотрел, как на идиотку. Чуть не купила ему пирожное, но побоялась, что он обидится.

***

В магазинах потрясающий выбор рома и джина. Соль так и не нашла.

***

Компания строгих красивых японцев нерешительно топчется перед магазином гавайских рубашек. Один не выдерживает и делает шаг в сторону магазина, остальные возмущенно шипят на него. Уходят. Красивые и строгие. В черном с головы до ног.

***

Самое большое разочарование - здесь не встречают в аэропорту с песнями и цветочными гирляндами, как показывают в кино. Вообще никак не встречают. Тишина и пустые залы.

***

А в восемь утра специально обученные люди умывают памятники. Не моют, а именно умывают. Белыми мокрыми махровыми полотенцами протирают лица своим бронзовым принцессам и принцам. Принцессы нежно улыбаются уголками бронзовых губ.

Юлия Соколова

напишикомментарий