19

февраля

Олимпиада

- Нет, это не бабслей,- молвил Антон Страпонов, накатывая очередную порцию помутневшего напитка.

- Бобслей, - механически поправил его бармен.

- Не вижу разницы! Ведь как было бы хорошо, если б, к примеру, лыжницы одевались в костюмы фигуристок...

Тут он неодобрительно покосился в направлении телевизора, в котором обветренная норвежская спортсменка крупным планом пробиралась по лыжне.

- Она же замерзнет, - возразил бармен.

- Подумаешь, замерзнет... Вот в Париже начала 19-го века у девушек было заведено наряжаться в полупрозрачные туники, смачивая их предварительно водой - чтобы лучше облегали, и в таком виде являться на бал. Хоть бы и в минусовую температуру. Многие, конечно, поумирали от пневмонии, зато сколько удовольствия! А возьми конькобежениц...

- Конькобеженок, - поправил бармен.

- Не суть. Ты видел их комбинезоны? Морские свинки да и только, - и Антон с чувством собственной правоты осушил стакан. - Вроде бы и трусов под низом нет, и стартовые позы правильные, а все-равно не секси. То есть, вообще никак. Выход один: не может нормально завести посетителя- пусть бежит лишний круг, а если вышла без макияжа - штраф в два круга. Ну и прикид как у фигуристок, само собой.

Бармен согласно кивнул и добавил из той-же бутылки, Антон отпив продолжал разглагольствовать:

- Что ж это за санный спорт такой, ежели в нем отсосутствуют смешанные пары? Смысл кататься на санках без барышни? Ты представь: она визжит от страха, глазки зажмурила, прижалась всем телом, а ты целуешь её взасос, ну и потом отпаиваешь шампанью где-нибудь.

- Лучше абсентом, - посоветовал бармен.

- Согласен,- Антон выпил залпом и дребезжащим голосом затянул:

"Гимназистки румяные,
от мороза чуть пьяные
грациозно сбивают
рыхлый снег с каблучка..."

На часах было всего-лишь десять вечера. Олимпиада продолжалась.

Рубен Ашрафиан

напишикомментарий