16

ноября

Остались такими же дураками

Иногда можно говорить «никогда».

Через пять-десять лет после школы ты и твои одноклассники не успели измениться. Разница ещё не бросается в глаза. После выпускного вечера точки соприкосновения сохраняются ещё на школьном уровне.

Общий год рождения и десять лет в одном «офисе», это, как не крути, гребёнка, от которой причёски черепов и папочки в мозгах одноклассников становятся похожими. Даже если, учитывая тинейджерский выёбываеризм, они сами того не желают. Не считая, конечно же, тех, кто, протрезвев после выпускного, сразу же уехал в далёкие края и успел там полуассимилироваться.

Поэтому в первые пятилетки выпускники ничего извращённого в массовых алковстречах с одноклассниками не видят. Некоторые из кожи вон лезут, чтоб организовать встречу и в ресторане заказать всем одинаковых шопских салатиков.

Другое дело те, кому за тридцать.

Через пятнадцать-двадцать лет после школы связи между одноклассниками слабеют или исчезают, а различия в доходах, семейном положении, политических убеждениях и отношениях к домашним животным и сексуальным меньшинствам – становятся огромными.

Не говоря уж о растолстевших задницах одноклассниц.

А на чуваков, отрастивших сиськи для солидности, и смотреть неудобно.

Но если копнуть глубже, окажется, что на двадцатилетие окончания школы одноклассники приходят такими, какими были их родители (твои родители?), когда вам было по семь или девять лет.

Многие уже хлебнули говнеца в жизни и поумнели или, во всяком случае, считают, что поумнели. А некоторые, нередко даже полкласса – остались такими же дураками, какими были в восьмом.

Хотя во время самой встречи об этом как-то не думается – это доходит лишь на следующий день. Тогда же приходит мысль, что на встречу выпускников больше не пойдешь никогда.

А большинство дураков мало того, что остались такими же беззаботно-весело-недалёкими (кто, положа руку на сердце, был полностью лишён этих счастливых качеств в четырнадцать лет?), по ним уже после трёх фраз видно, что те пять пунктов IQ, которые ямкой лежали между вами в школе, увеличились если не до пропасти, то как минимум до двадцати единиц.

Говоря здесь IQ, я не имею в виду строго ограниченный, ха, коэффициент интеллекта, вычисляемый по тестам.

Я скорее о тонком мозговом налёте пыльной печали. И о грузе сексуальных, любовных, химических приключений, разочарований и успехов. Зашифрованных мудрым словосочетанием «сраный жизненный опыт».

 

Bandy Sholtes

Писатель, путешественник, автор t-shirtологии

напишикомментарий