25

июня

От селфи к self-improvement: кому угрожает совершенство

 

Совершенства не существует. Но почти все к нему стремятся.

 

Это процесс исторический, люди всегда так были устроены. Ещё в первобытные времена, когда на смену матрилинейным общинам пришёл патриархат, а мужчины установили в обществе вертикаль власти, появилась иерархия, и каждому охотнику на мамонтов позарез нужно было стать вождём, то есть, самым совершенным самцом во всей первобытной округе. Потом появились древние греки, их Олимпийские игры и философские трактаты о стремлении к совершенству. Потом... а потом, чтоб не увязнуть в двух тысячах лет мотиваций, давайте сразу же окажемся в прошлом веке.

Вы наверняка слышали о пирамиде Маслоу. Вот с неё-то и началась современная веха самосовершенствования.

Пирамида Маслоу не валидна по оценкам современных экспертов. Тем не менее, она вознесла потребность в личностном росте на верхушку мотивационной иерархии. Так, в середине XX века началась эпоха высокой самооценки.

Семена были посеяны многочисленными психологами-гуманистами, утверждавшими, что личность максимально раскроет свой потенциал только тогда, когда будет безусловно довольна собой. Кстати, вы же помните, что в пирамиде Маслоу высокая самооценка как потребность в признании находится всего одним уровнем ниже верхушки. А для достижения этой ступени, по мнению тех же гуманных психологов, необходимо было всего лишь изменить мышление. То есть, вовсе не обязательно объективно становиться выдающимся человеком - достаточно просто почувствовать себя выдающимся.

Да, именно тогда, во второй половине XX века во всем западном мире стало модным внушать детям с пелёнок, что каждый из них - будущий гений. Гениями, правда, несмотря на завышенную самооценку, почему-то становились не все. Даже, скорее, наоборот.

Во всем этом что-то было не так. Громкие заявления все чаще не совпадали с эмпирическими данными. В конце концов, в 2003-м году, американский психолог Рой Баумайстер, полагаясь не только на собственный опыт, но и на научный анализ, опубликовал шокирующий результат своих исследований: взаимосвязи между самооценкой и реальным успехом не существует.

Баумайстера назвали «человеком, разрушившим эго Америки». Но было поздно: локомотив самодовольства летел под гору на интернет-скоростях. Именно в это время зародился культ селфи.

 

В чем опасность бесконтрольного селфи?

 

Instagram задаёт высокую планку звёзд. Чтобы ей соответствовать, мы превращаем свою жизнь в бесконечные яркие stories, в череду великолепных триумфов, где каждый из нас - сам себе режиссёр и сам себе superstar. Правда, наши идеальные фото не совсем похожи на нас настоящих, зато создают идеальную самопрезентацию, в которой каждый - сам себе капитал, сам себе антрепренер и сам себе источник доходов. Но только это - очередная иллюзия.

Наш так называемый «личностный капитал» - всего лишь часть системы неолиберализма, трансформирующей социальные связи и превращающей каждого зарегистрированного в сети индивида в резервный фонд. Этот фонд не может оставаться «невозделанным», но должен быть прибыльно инвестирован.

А мы, меж тем, считаем себя замечательными и особенными. В Instagram у нас - виртуальный успех. Селфимания зацикливает нас на себе. Чтобы получить очередную порцию признания, мы готовы постить десятки селфи за сутки. Это лишает нас вначале эмпатии, а затем и способности видеть себя такими, какие мы есть. И тут высокой самооценке вновь становится мало лайков и комментов. Как всякая зависимость, эта требует без конца увеличивать дозу. Поздравляем: следующим шагом становится селф-импрувмент.

Сегодня мы спешим на мастер-класс по тайм-менеджменту, завтра - на коуч-сессию по оптимизации жизненных перемен, вчера мы читали бестселлер о том, как продвигать личный бренд, а послезавтра - вау! как же нам повезло! - к нам с лекцией едет всемирно известный эксперт по счастью!

Мы оплачиваем все больше тренингов и семинаров, чтобы запостить в соцсетях ещё более совершенных себя. Индустрия селф-импрувмента зарабатывает десятки миллиардов долларов в год на наших «страхах и болях». А мы все больше инвестируем в «личностный капитал», который, как было сказано выше, принадлежит не нам, а BigData.

Бинго! У нас все получилось! Теперь каждый из нас - само совершенство!

Только личности больше нет. Пару мастер-классов назад случился незаметный летальный исход.

Лариса Осипенко

напишикомментарий