30

октября

Памятник актеру, который играл Ленина

Прямо с утра пожаловали мэтры-фраера Гриша Брускин и Пригов (Дмитрий Александрович). Ходили-рядили, выходим на кухню, а там на подоконнике сушится картошка. Ну, естественно, вся в земле. Земли немногим меньше, чем той картошки. Тут Гриша мне и говорит, что у них в Нью-Йорке никто даже и не понял бы, что это картошка. У них она всегда мытая и уже фасованная в пакеты. Ну просто как у нас в Одессе говорят “тонкий хуй”. Разозлился я. Мастер, который меня учил, наоборот останавливал меня перед нищими, убогими, калеками и говорил: “Вглядись - это ком земли!” А эти звездные даже не по земле ходят, а по своим представлениям о ней. Как обычно писал мой покойный отец моей покойной матери: “Я зол. Юра.”

Днем встречаюсь с Эдиком Лимоновым, как договаривались на Петровском бульваре. Я тогда затеял проект переименований памятников Ленину, которые потихоньку начали демонтировать во многих городах. Идея эта пришла в голову в Харькове. В театре драмы, бывшем “Березиле” гениального Леся Курбаса, мне показали фотографии, как ведущий артист театра Миколайчук-старший в гриме Ленина (а ему одному в городе разрешалось его играть) позирует Манизеру для его скульптуры Ильича, что на центральной площади Харькова стоит. Он отец братьев Миколайчуков, что вечно все роли казаков играли во всех мистико-этнографических фильмах от “Теней забытых предков” Параджанова до “Пропащей грамоты”.

Стояли мы ночью с Федотом-Володей Федоровым, что позже вошел инспектором в «Медгерменевтику», и курили косяк. И тут меня осенило - стоп, в каждом же городе был кто-то один, кому разрешалось играть вождя! Эти черезжопные козлы глядишь и до этого памятника доберутся. А памятник неслабый, нагони хоть двух Комовых и трех Церетели, такого качества не сделают. Значит можно просто заменить таблички: ”Такой-то в роли Ленина”.  Даже старые таблички можно не сбивать, а новые одеть поверх. Решил начать с Харькова, ведь эта идея мне тут пришла. Вернувшись в Москву, на перфомансе у Петлюры встретил Эдика. Говорю ему:

- Слушай, ты ж харьковчанин, кому как не тебе сделать, а желательно еще и прочесть речь на переоткрытии?

Договорились через пару дней или тут же, или у него. Он тогда жил с двумя молодыми блядями в полуквартале от нас - на углу Чистопрудного и Мясницкой. Но выходит так, что в этот злосчастный день мы пересекаемся и он, хлопнув меня по плечу, говорит:

- Брат, не обижайся, я тут случайно заскочил в редакцию “Молодой Гвардии”, которая издает серию ЖЗЛ, и мне заказали новую биографию Ленина. Теперь как-то неловко, старик!

- Эдик, я в другой традиции вырос, я с трех лет знал, что обиженных ебут и на обиженных воду возят.

Ну и разозлился я, поднимаюсь к Тверской, а меня аж рвет. Как пизду усердно лизать у Щаповой, тут ты первый, а как народным делом заняться, так тебе несподручно. И еще что-то посвистываешь о национал-большевизме, дятел.

А мне надо было к вдове Фалька, и я из-за затянувшегося выяснения с этим хуем опаздываю. Звоню замшелой пизде, а она мне: “Вы должны были предусмотреть, что в это время может быть пробка, я вас теперь не приму!” Напугала, кикимора, так я в Третьяковке возьму, или в частной коллекции. Они что, сговорились все? Вдруг вижу у Первой галереи Мальчика-Бананана, он машет мне.

Думаю, может хоть Африка чем-то порадует? Да, действительно, как луч света в темном царстве срани. Говорит мне:

- Мне уже рассказали, так может с Питера начнешь? Мы же все-таки Колыбель Революции. С Финляндского вокзала? Я тебе организую телевидение и прессу!

- Сережа, когда все успеть? Ты ж в курсе, что я веду проект под пятьсот участников. Я уже в перерывах между полетами от Вильнюса до Бухары не успеваю добежать и всунуть. Я, правда, оптимизировал ситуацию - вафлю стюардесс.

- Я насобирал этих Лениных гору, ты ж был, видел. Я такое сейчас понарыл - у меня есть “Ленин с помощью загонщика деда Мазая отстреливает зайцев в Шушенском”, “Индейцы помогают Ильичу переоборудовать шалаш в вигвам.” Есть просто шедевр - “Ленин на заседании комиссии по Плану ГОЭЛРО доказывает отцу Павлу Флоренскому, что бога нет”. Все это под шумок можно было бы выставить и продать. С деньгами бы как-то решили.

- Не помню уже, когда кисть в руке держал, а ты вроде красить начал, написал бы картинку. Дарю идею: ”Ленин на трибуне Мавзолея приветствует демонстрацию трудящихся”. Ленин с румянцем (всегда молодой), а демонстранты желто-зеленые, восковые.

- У меня такое не получится, я же “новый дикий”.

- Сегодня “новый дикий”, а лет через 30 будешь “старым прирученным”.

Леонид Войцехов

напишикомментарий