09

ноября

Песнь про люстру

Она мне сразу не понравилась.

Слишком большая для этой кухни, дизайн прошлого века, а хотелось минимализма и белого (вина).

Люстра осталась от предыдущих владельцев, и все бы ничего: сними, выкинь, повесь новую. Но сохранность изделия восхищала: будто СССР распался вчера и это была последняя лимитированная партия к распаду великой державы. Лови, только со станка от отличника труда Шуры Иванова. Предложила забрать друзьям - потолок на кухне у ребят явно выше моего, ну и вдруг надо? А они говорят: не, нам такая не нужна! Но продай, например.

Думала: “Если она без денег не нужна никому, кто ж мне за нее заплатит-то?” Вздохнула и поставила люстру на балкон, наблюдать за Вселенной. Через месяц и после ремонтов поняла, что нужно продавать или люстру, или почку. Но начнем, пожалуй, с первого.

Придумывала название объявления. "Люстра из СССР"... Нет, так резко сокращаю целевую аудиторию - мало шансов на удачный сбыт (за кадром тревожный смех). Она в красную клетку, из толстого стекла, с красивой деревянной окантовкой… винтажная! Это оно.

За одни день в личные сообщения написали шесть человек. И тут звонок: “Здрасьте, на связи город-герой Кривог Рог! Меня Николай зовут. Я люстру куплю, винтажную. Куда деньги кидать? А тебя, кстати, как звать? А вообще скажи, Алина, сейчас таких не делают. А вот рааньше…” После сиропно-ностальгического "А вот рааньше…” назвала его Дядьколей.

Наступил день отправки. После двадцати минут в очереди на Новую почту оказалось, что таких больших коробок у них нет. Пришлось идти с люстрой на йогу. Думал ли отличник труда Шура Иванов, что выпущенный им предмет быта будет коротать вечер без прямого предназначения среди веганов, эзотериков и хипстеров?

На следующий день я искала большую коробку по всему району. Подсказку дала женщина из магазина, театрально закатывая глаза: “Укрпочта... пожалуйста”.

С огромной коробкой и заметной с другого конца квартала надписью "Укрпошта. Головна пошта Краины", с ковриком для йоги и люстрой я вновь прихожу в отделение Новой почты: “Девушка, у нас отделение принимает до пяти килограмм, а у вас тут больше! Вам нужна Новая почта на 6 Фонтана, это недалеко”. До начала занятия йогой оставалось десять минут. Мысль о том, что я вновь приду туда с винтажным царством и Дядьколь расстроится, что люстру снова ему не отправила, не давала покоя. Поэтому я стала бежать. По дороге поняла, что ради важного дела могу бегать гораздо быстрее, чем на марафонах.

А в это время с работы бредёт человек Наташа. У Наташи дома голодный черный кот Бонифаций и неоплаченные счета за коммуналку. Наташа интеллигентная, постит Бродского и читает Канта в оригинале. У человека Наташи жизнь в стиле #всётлен. Человек Наташа вздыхает.

И тут Наташа видит барышню, бегущую с коробкой в зубах, ковриком для йоги и пакетами. У барышни растрепаны волосы, бежит она смешно, и что странно, не падает. Наташу барышня развеселила: “Господи, да я не одна такая! Вон, какие чудные носятся по городу”. И выпрямилась Наташа, и пальто расстегнула ( а под ним красное платье), и... улыбнулась.

И в этот момент на светофоре ее замечает Хулио из Анкары. Папа у Хулио - испанец, а мама - турчанка. Хулио с детства был необычным ребенком и всегда искал сходство с окружающим миром и людьми. Не находил, но тут она. Он крепко хватает Наташу за руку и ведет в парк Победы. Там их ослепляют любовь и светодиодные фонари, на которые мэрия выделила 4,5 миллиона гривен из городского бюджета. И Хулио шепчет Наташе на ухо: “Натащя! Натащя! Я искал именно тебя. Будешь моей, даже если не умеешь готовить!”

Через месяц Хулио с Наташей летят в Анкару. В самолете рядом с ними восседает черный кот Бонифаций: оттопырив острые уши назад, незаметно прижав хвост, он боковым зрением гордо смотрит на хозяйку, предвосхищая счастливую кошачью жизнь в новом для него мире.

Но это уже совсем другая песнь.

Алина Манасова

напишикомментарий