08

июня

Портреты счастливых людей в городе О.

 


ЧАСТЬ 1.

— Давай поедем на море? Вот так вот просто встанем с дивана и сядем на поезд до Одессы, - говорил мне он.
— Зимой? - удивлялась я.
— А что такого?
— Какое море зимой?
— Очень красивое. С чайками и безлюдным берегом.
— Море... Море... Зачем тебе море?
— Если человек влюблен, ему просто необходимо море!
— Не понимаю тебя.
— Что здесь не понимать? В море тонет грусть и остается только радость.
— Можно подумать, без твоего моря у меня мало проблем! - раздраженно фыркала я и уходила в другую комнату, поближе к ноутбуку.
— Может быть ты просто не влюблена? - говорил он мне в спину, но я всегда делала вид, что не слышу.

 

Так продолжалось некоторое время. Он хотел увидеть зимнее море, а меня это раздражало. Мне казалось, что это будет длиться вечно - нелепые разговоры о зимнем море на один день...

 

Пока однажды он не ушел....

 

Сел в машину утром рано и столкнулся с пьяным водителем, возвращавшимся с ночного рандеву на 140 по встречной.


Мы так и не увидели зимнее море вместе... И это мучило меня.

 

— Жизнь - тонкая нить. Никогда не знаешь, когда она оборвется, - говорил мне он.
— Мы обязательно поедем на твое море. Вот только ремонт закончим. И с работы сейчас очень сложно отпроситься. Лучше отложим эту затею до выходных. Да и билеты нужно взять заранее. Мы же не поедем в общем вагоне?
— Ты думаешь о чем-то не о том... Работа, ремонт, общий вагон...
— Я живу в реальном мире! - злилась я.
— Ты просто не хочешь зимнего моря, - грустно улыбался он.

 

Теперь меня тянет к зимнему морю. Я не могу ни есть, ни спать... Я не чувствую себя счастливой. Море не вернет его. Но каждую ночь я просыпаюсь ровно в шесть часов утра с шумом морских волн в ушах и невыносимой, раздирающей изнутри, душащей меня тоской. Это так больно и так глубоко, что никак не достать.

 

— Дайте билет на ближайший поезд до Одессы. На сегодня. Ничего не важно. Мне просто нужно быть в Одессе завтра рано утром, - я умоляюще смотрела на женщину в окошке кассы.
Она защелкала кнопками компьютера.
— Отправление в 21.15. Прибытие в 6.18. Устраивает?
Я киваю, расплачиваюсь и крепко держу в руках желанный билет.

 

Шесть утра... Поезд прибывает в Одессу в шесть часов утра. Я каждое утро просыпаюсь в шесть утра и потом не могу заснуть. Все думаю о зимнем море... И о нем.

 

Ночь в поезде кажется самой долгой в моей жизни. Наконец-то она закончилась. Я стою на перроне в своей белой шубе и пытаюсь собраться с мыслями. Так всегда бывает перед ответственным шагом. Когда решился, перекрестился, шагнул в пропасть, а за секунду до приземления разума вдруг касается предательский вопрос: а что если все это зря?

 

— И что мы будем там делать? На твоем море?
— Слушать чаек... Смотреть вдаль и пить кофе.
— Пить кофе?
— Это же так круто! Пить кофе, гуляя по зимнему пляжу. В этом и заключаются простые человеческие радости.

 

"Мне нужна чашка кофе и такси!" - думаю я, и тут же начинаю искать глазами таксистов, которые как будто бы по команде спрятались от меня.

 

ЧАСТЬ 2.

— Почему люди ставят себе одни и те же цели? У них что не хватает фантазии на большее?
— О чем ты?
— О том, что все оценивают тебя по количеству заработанных условных единиц, марке машины и району, в котором ты купил квартиру. Почему бы не оценивать человека по количеству пережитых простых человеческих радостей? Почему бы не ставить себе более красивые цели? Например, покормить голубей с руки на площади Рынок в Ивано-Франковске, выпить там восемь чашек кофе за три дня и бросить ровно двенадцать монет в городское озеро.
— В Ивано-Франковске? - мои брови взлетели вверх.
— А что такого? - пожал плечами он.

 

— Отвезите меня на пляж, пожалуйста, - попросила я таксиста.
— В Одессе их тьма-тьмущая, - раздраженно сказал он.
— Но море-то одно?
— Да. Море одно, - согласился он.
— Вот и везите туда где море. Пляж - это не важно, - вздохнула я. - И еще мне нужен кофе.
— Понял, - кивнул таксист и повез меня по заданному маршруту.

 

И вот я стою на берегу. В руках большой стакан латте из Макдональдса. Холодный ветер пронизывает до костей. Вода темная, а небо серое. Чайки грустно кричат. Вокруг ни души. Я медленно иду по берегу. В этом году теплая зима. Море не замерзло. Да и снега нет.

 


Вот оно... зимнее море. Я вдыхаю его запах. Могу коснуться рукой, если захочу. Стала ли я счастливее? Нет. Море облегчило мою боль? Тоже нет. А если бы он был рядом? Я посмотрела вдаль и представила нас вместе. Медленно идущими по кромке берега. Обдуваемые холодным морским ветром. Вечно спорящие. Не понимающие друг друга. Но не смотря на это счастливые вместе.

 

И вдруг щелчок. Я испуганно дернулась.
— Извините, ради Бога!
Напротив меня стояла девушка в бесформенном черном пальто и желтых ботинках. В руках она держала фотоаппарат.
— Зачем вы меня сфотографировали? - устало спросила я.
— Я собираю портреты счастливых людей.
— Что?
— Фотографирую людей со счастливыми лицами.
— Я показалась вам счастливой?
— Ваша улыбка просто светилась. Вот посмотрите.
Она показала мне экран цифрового фотоаппарата. Действительно, женщина на фото улыбалась.
— Что вы делаете на зимнем пляже одна? - спросила она.
— То же могу спросить и я, - отбила вопрос я.
— Гуляю. Фотографирую чаек, море и счастливых людей.
Я посмотрела по сторонам.
— Нас здесь только двое. Если не считать чаек.
— Я рада, что встретила вас. У вас красивая улыбка и вы будете жемчужиной в моей коллекции, - мягко сказала она.
— В коллекции?
— Я же говорю вам. Я собираю портреты счастливых людей.
— Вы - фотограф.
— Нет. Я - писательница. Я начала фотографировать год назад. Гуляю по городу без цели, вижу людей, фотографирую счастливые лица, а потом придумываю им истории. В городе О столько счастливых людей! Больше, чем в других городах Украины. Я проверила.
— В городе О? - не поняла я.
— Одесса, - засияла она.
— Интересно. Только насчет меня вы ошиблись. Я больше не чувствую себя счастливой.
Девушка внимательно посмотрела на меня. Немного помолчала и с видом знатока сказала:
— Я вижу вас счастливой.
После некоторой паузы я все же сказала это вслух:
— Мой муж умер год назад. Он мечтал, чтобы мы вместе увидели зимнее море. Теперь я здесь, но без него осуществление этой мечты потеряло смысл.
Она сочувственно смотрела мне в глаза, а потом вдруг крепко обняла.
— Любая мечта имеет право на осуществление и в этом всегда есть смысл!
Я расплакалась. Она продолжала обнимать меня.
— Вы думали о нем, когда я вас фотографировала... Я не хотела сделать вам больно. Простите меня, пожалуйста.
И она еще крепче прижимала меня к себе.
— Все нормально, - я отстранилась и машинально похлопала ее по плечу.- Почему вы фотографируете людей и придумываете им истории? Это какой-то творческий эксперимент?
Она улыбнулась и вяла меня за руку.
— Давайте я расскажу вам свою историю за чашкой кофе? Здесь неподалеку есть отличное кафе. Оно работает круглосуточно и там вкусные десерты.

 

Она крепко держала мою руку и вела в направлении кафе.

 

ЧАСТЬ 3.

В кафе и правда было довольно уютно. Мы заказали по чашке американо и десерт. Нельзя сказать, что мне хотелось услышать историю девушки в желтых ботинках, но делать было совершенно нечего. Море я увидела. Легче не стало. Теперь нужно отвлекаться от грустных мыслей и учиться жить дальше.

 

— Год назад у меня была сложная ситуация в личной жизни, - начала свою историю она. - В то время я просто жила на антидепрессантах. А еще у меня был творческий кризис. Для писателя это не очень хорошо, когда не можешь писать. Я почувствовала, что мне нужно немного развеяться и поменять обстановку. Хотелось приключений и осени. Понимаете?
— Нет, - покачала головой я.
Она пропустила это мимо ушей и продолжала:
— Я купила билет до Черновцов. Забронировала отель и поехала. В поезде познакомилась с парнем. Это была какая-то удивительная история. Не поверите! Он не знал ни слова по-русски! А я английский понимаю на уровне средней школы. Но каким-то загадочным образом мы понимали друг друга. Я даже не сразу поняла, что он иностранец.
— Хммм... Действительно, странно... И что было дальше?
— Мы провели вместе два дня. Просто гуляли по этому удивительному, кукольному городу и были счастливы вместе. А потом выходные закончились. Я уехала в Киев, а он... Он уехал к себе домой. Я даже не знаю куда.
— И что было дальше?
— Ничего. На этом все закончилось. Мы были настолько увлечены, что забыли спросить имена друг у друга, - вздохнула она и опустила глаза.

 

Я была в шоке. Такое вообще возможно?

 

— Это как? Вы провели с человеком два дня и не спросили как его зовут?
— Да... И я сама не понимаю как это могло произойти, - пожала плечами она. - Не зная его имени я не могу найти его в Фейсбуке, не могу узнать кто он и связаться с ним. Наше общение закончилось. Но любовь в душе осталась.
— Расставание - маленькая смерть. Мы с вами в одной лодке, дорогая, - посочувствовала ей я и погладила по руке.
— Но это еще не все. Я бы не стала тратить ваше время на историю о чьей-то глупой любви!
— Любовь не бывает глупой. Пожалуйста, продолжайте.
— Я впала в самое настоящее уныние. В Киеве мне было невыносимо. Всякие глупые мысли лезли в голову. Я снова начала принимать антидепрессанты. А потом мне снова стукнуло в голову куда-то поехать. Я пришла на вокзал и купила билет на первое попавшееся направление. Это оказался 72 скорый поезд до Запорожья.
— Отвратительный город, - скривилась я.
— Ничего подобного! Очень даже милый, индустриальный город. Это я вам совершенно точно могу сказать! - и она постучала наманикюренным ногтиком о поверхность стола. - Гуляя по его улицам, я случайно набрела на одно кафе. Довольно творческое. Там собирались поэты и художники. В этом удивительном месте я познакомилась с ним.
— С кем?
— С ним! Все его называли Фред. Но, думаю, это не его настоящее имя.
— У вас какие-то проблемы с именами, ей богу, - усмехнулась я.
— Это неважно. Так вот, Фред. Он свободный художник, фотограф и путешественник. А еще он владелец этого самого кафе. Фред потрясающий человек. Самодостаточный. Творческий. Он хороший психолог. Я рада, что встретила его.

 

Устав от этого потока сознания, я начала поглядывать на часы.

 

— Фред подарил мне вот этот фотоаппарат и научил делать снимки. Он сказал, что на самом деле все люди счастливы, просто не все это понимают. И если я не верю, то должна быть более наблюдательна и делать снимки всех счастливых людей, которые встречаются на моем пути. Он говорил, что все, что происходит в нашей жизни - это от Бога. Все происходит в нужное время и каждое событие тянет за собой следующее.
— Не понимаю о чем вы..., - насторожилась я.
— Например, я. У меня все было плохо. Творческий кризис. Полная неразбериха в жизни. Я купила билет и поехала в Черновцы. По дороге влюбилась и эти два дня перевернули мое сознание. Я как будто бы заново родилась. Поверила в себя. Окрылилась. А потом я потеряла его. Пережила еще один кризис и поехала в Запорожье, где встретила Фреда. Фред научил меня смотреть на жизнь под другим углом. Я стала снимать портреты счастливых людей и придумывать им истории. Вы следите за нитью?

 

Я молча смотрела на нее.

 

— Поверьте, я сочувствую вашему горю и ни в коем случае не хочу обидеть ваши чувства, но вы должны отпустить любимого человека. Ему было отмерено меньше чем вам. С этим уже ничего не поделаешь. Но он подсказал вам как действовать дальше. Как жить без него.
— Я продолжаю вас не понимать, - насупилась я.
— Хорошо. Следите за нитью. Вы купили билет и приехали сюда, чтобы увидеть зимнее море. Встретили меня и я смогла словить момент, когда вы все же выпустили ваше внутреннее счастье на свободу. Вы согласились выпить со мной чашку кофе и выслушать. А теперь давайте проведем вместе остаток дня? Я покажу вам сколько счастливых людей в городе О и вы поймете как вам жить дальше.

 

Мое молчание продолжалось...


Но разве я могла отказать?

 

ЧАСТЬ 4.

Одесса-мама! Кажется, так принято ее называть? Для всех это город юмора, городских пляжей и хороших ресторанов. Для меня же Одесса навсегда связана с памятью о муже и зимним морем, которое он так и не увидел.

 

Я гуляла в компании смешной девчонки в желтых ботинках. Она улыбалась незнакомым людям и периодически щелкала затвором фотоаппарата.

 

— Все эти люди счастливы! - радостно говорила она. - Посмотрите, как горят их глаза! Счастье оно всегда кроется именно в них. Как уходящее с небесного свода солнце, погружаясь в глубину моря, озаряет его, так и счастье подсвечивает глаза игристыми лучиками света и тепла.
— Вы так красиво говорите об этом, - делаю комплимент я.
— Я же писательница, - пожимает плечами она.

 

Мы встретили старого букиниста. По виду ему было лет сто, не меньше. Белоснежные волосы выглядывали из-под старомодной шапки из нутрии. Его лицо все в глубоких морщинах, как степная земля в засуху. Огромные, влажные, теплые, карие глаза. Такие могут быть только у очень старых людей, которые живут долгую сложную жизнь полную лишений и разочарований. Они живут ее достойно, никогда не жалуются и всегда много шутят. Он продавал потрепанные книги. Они лежали прямо на земле. На старом потертом ковре с оленями.


— У меня был такой ковер в детстве! - радостно вскрикнула я.
— Ай вей... - вздохнул старик. - Он у всех был. Этих оленей выдавали молодым семьям в ЗАГСе.
— А у меня не было такого ковра, - разочарованно сказала моя спутница.
— Где ты воспитывалась, деточка? - улыбнулся он.
Она наставила не него свой фотоаппарат. Старик смутился.
— Хочешь, подарю его тебе?
— Зачем? - выглянула она из-за объектива.
— Чтобы перестала... - и он ткнул пальцем на фотоаппарат.
Она перестала.
Я купила у старика сборник стихов Ахматовой и мы пошли дальше. Но не успели мы пройти и двести метров, как встретили молодую беременную женщину. Она шла нам навстречу, ела яблоко и улыбалась.
— Хотите? - предложила она. - Это наши. Семеренко. Вкусный сорт.
Она достала два зеленых яблока из бумажного пакета и протянула нам. Мы не отказались.
— Живите здоровыми! - ответила она на благодарности. - Мне не жалко яблок для хороших людей.
Девушка в желтых ботинках защелкала своим фотоаппаратом. Беременная смущенно заулыбалась, но не стала запрещать снимать.
— Девочка? - спросила моя спутница.
Беременная кивнула.

 

Эта прогулка была крайне абсурдной. Я гуляла по незнакомому городу, в компании незнакомой девушки, которая фотографировала незнакомых людей. Никуда не нужно было спешить. Ничего не нужно было планировать. Мы просто болтались по улицам. Я чувствовала себя свободной, а вместе со свободой пришло и ощущение счастья. Не радости. Нет. Именно счастья.
Как вдруг моя спутница резко вскрикнула:
— Фред!!!
И повисла на шее у мужчины с ярко рыжими волосами и в черном пальто.

 

ЧАСТЬ 5.

Фред...
Он сидел напротив и рассматривал меня. У него были холодные серые глаза похожие на пасмурное небо. Девушка в желтых ботинках без умолку щебетала. Она рассказывала о городах, людях и вдохновении.
— Ты излечил меня, Фред! Ты был прав! Я совсем не понимала что делаю. Теперь я точно знаю, что нужно смотреть по сторонам. Нужно рассматривать мир, а не зацикливаться на себе, - восторженно говорила она, а он рассматривал меня и совсем не обращал внимание на нее.
Когда она наконец-то высказалась и замолчала он спросил:
— Как вы познакомились? Вы же не подруги - я прав?
— Она одна из счастливых людей. Мы познакомились на пляже.
— Что вы обе делали на пляже зимой?
— Я фотографировала чаек, а она смотрела на море.
— Вы топили грусть?
Он посмотрел мне прямо в глаза. В воздухе повисло молчание.
— Мой муж мечтал увидеть зимнее море, - холодно сказала я.
— Ваш муж умер? - с сожалением спросил он.
Я опустила глаза. Он взял меня за руку. Я внутренне напряглась. Захотелось спрятать руки под стол, но это было бы невежливо.
— Вы правильно сделали, что приехали сюда. У меня есть теория - все люди и события в нашей жизни связаны друг с другом. Одно тянет за собой второе и каждый конец это новое начало.
— Я в курсе вашей теории, но никак не могу понять как применить ее к себе.
— Не поверите, все очень просто. Вы приехали в Одессу, чтобы увидеть зимнее море. Встретили нашего юного фотографа, собирающего портреты счастливых людей, зафрендились и пошли вместе гулять. Вы немного развеялись и вдруг встретили меня. А я, в свою очередь, предлагаю вам составить мне компанию и съездить в Севастополь. Там тоже есть море.

 

Я ошарашено смотрела на него.
— Вы сошли с ума?
— Нет.
— Я вдова. Я не поеду невесть куда с незнакомым мужчиной!
— Сколько времени прошло со смерти вашего мужа?
— Год.
— Вы любили его?
— Какое вам до этого дело? - возмутилась я.
— Уверен, ваш муж любил вас и хотел чтобы вы были счастливы. Если бы он смотрел на вас с небес, то испытывал бы невыносимое сожаление глядя на то, как вы мучите себя. Вы заставляете себя страдать как будто бы виноваты в его смерти. Жизнь продолжается - так живите же ее!

 

Я попыталась освободить руку, но он крепко держал ее.
— Отпустите меня! - вскрикнула я.
— Не обижайтесь на него. Умоляю, - вмешалась девушка в желтых ботинках. - Фред очень хороший человек. Он не причинит вам зла. Доверьтесь ему.
— Вы что - сектанты? Что вы хотите от меня? И по какому праву вы лезете туда куда вам лезть не полагается?!

 

Он неотрывно смотрел на меня своими холодными серыми глазами и крепко держал за руку. Его руки были теплыми, а взгляд пронизывающим.
— Зачем вы приехали именно сюда?
— Потому что мой муж мечтал увидеть зимнее море.
— Но вы постоянно были чем-то заняты...

 

Я предприняла еще одну попытку вырвать руку. Из глаз предательски брызнули слезы и я сдалась...
— Отпустите себя на свободу. Поплачьте. Не сидите внутри себя как в клетке. Мир большой. Рассмотрите его получше. Ваш любимый человек навсегда останется внутри вас. Он мечтал, чтобы вы увидели этот мир вместе. Так исполните же его волю - отправьтесь в путешествие вместе с ним! И оставайтесь счастливой!

 

Я удивленно посмотрела на него. А ведь он прав. Может быть если я буду путешествовать мне станет легче?
Тем временем Фред продолжал:
— Несите любовь в своем сердце. Только теперь не замыкайтесь. А я буду рядом на случай если станет невыносимо грустно.
— Зачем вам это?
— Это мое предназначение, - улыбнулся он.
Мы с минуту помолчали, а потом я спросила:
— Когда вы собираетесь ехать?
— Сегодня. Вы согласны?
Я кивнула.
— Только у меня есть одно желание...
Он внимательно слушал.
— Я хочу еще раз съездить к морю.

 

И вот мы стоим на зимнем пляже. Холодно и ветер. Чайки пронзительно кричат. Небо серое, а волны темные. Грустно...
Мы стоим втроем и смотрим вдаль. Я, Фред и девушка в желтых ботинках.
— Прямо как в фильме, - говорит она.
— В каком? - в один голос спрашиваем я и Фред.
— Достучаться до небес.
Фред широко улыбнулся, набрал побольше воздуха в легкие и процитировал:
— Стоишь на берегу и чувствуешь соленый запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты, и жизнь лишь началась.
— Красиво, - говорю я неотрывно глядя вдаль и вдруг меня осенило, что я не знаю как зовут девушку в желтых ботинках. - Как тебя зовут?
— Марта, - улыбается она. - А вас?
— Агата.
— Редкое имя.

 

 

Юля Джу Голиченко

напишикомментарий