28

сентября

Случайные встречи

01

Сегодня вроде как дождь шел и я вслед за ним вышел на улицу в надежде немного подышать озоном. А его нет совсем, воздух густой и вонючий как говно. Уткнулся в свое кофе, страдаю от одесской духоты. 

— Это у вас Че Гевара? - Слышу голос со стороны, оборачиваюсь на говорящего - опухший от употребляемого алкаш лет тридцати. Пялиться на мою футболку со всемирным символом ширпотреба.

— Он. - Киваю.

— Хороший человек был.

— Ну возможно.

— Только вот мне кажется, он не совсем счастлив был. Даже, наверно, совсем не счастлив. 

Пожимаю плечами.

— А у меня, знаете, что? - Вдруг говорит алкаш. - Я с пятницы из запоя не выхожу. Не знаю как вообще это остановить. Совсем ничего не помню. Лицо вон заплыло как. Уже и по детям соскучился, они сейчас у тещи. 

Вздыхаю. Он тоже. 

— Вы мне, - просит, - сигарету дайте, пожалуйста, и я дальше пойду. Надо как-то еще до дома добраться.

Ушел. Исчез в этом вонючем воздухе.

 

 

02

— Поидите! Поидите!

Маршрутка замирает на остановке и мы ждем пока в передние двери поднимется человек неопределенного возраста в клетчатой рубашке, заправленной в треники "адидас". 

— Паагите, у ея оги. Оги. - Просит человек, гремя пакетом с несколькими бутылками пива. Зубов у него почти нет.

Помогаю ему забраться, усаживаю.

— Пиивет! - Внезапно радуется человек. - Я ибя не унал! Аг ила?

— Хорошо, - говорю.

— А и оан и уна ила ах оггхр им хаах. - Ну как-то так он мне отвечает. Кажется, рассказывает про нашу общую знакомую, которая то ли родила, то ли уехала в Польшу. Потом он вроде бы расспросил о моей маме, но я не уверен. На всякий случай ответил, что тоже хорошо. Больше мы пообщаться не успели, потому человеку надо было выходить.

 

 

03

Сперва поселок Котовского подсунул мне дедушку на дряхлой семёрке, после продолжительной болезни преставившуюся на Паустовского. 

— Сынок, - обратился дед ко мне, - поможь старушку толкнуть. Тут недалеко.

Тут недалеко, как известно, может быть равно любому расстоянию. От меня и до того дерева, например. Или отсюда и до Киева. Или начнем здесь и закончим инфарктом. В данном случае, тут недалеко равнялось метрам 150 до стоянки. Пока мы дотолкали, я узнал о существовании в своём теле таких мышц, которых, как я думал, у меня просто не может быть.

Но поселок решил что этого мало и познакомил меня с удивительной пожилой женщиной на Марсельской.

— Сынок, - обратилась она ко мне через открытую дверь маршрутки, - поможь холодильник всунуть. 

Холодильник был маленький, но, как и положено всему произведенному в ссср, весил около тонны. Мне рассказывали, что вещи намеренно делали такими тяжёлыми, на тот случай, если в стране закончатся бомбы, то на войска капиталистической гидры будут сбрасывать холодильники, телевизоры и магнитолы. Если в холодильнике "Донбасс" перевернуть реле под углом 90°, активируется режим боевой машины пехоты, а если два раза сильно хлопнуть дверью - происходит короткое замыкание и холодильник выделяет в воздух хлор, отравляя площадь до 7км.

— Мне недалеко, - щебетала женщина, пока я вцепившись зубами в поручень, втягивал ее чугунный саркофаг в салон,- только до Лузановки.

— Не ссы, мать,- рычал я, рывком ставя холодильник на ногу дрыщеватому интеллигенту в очках,- довезем. Обязательно довезем.

 

04

Потный мужчина спрашивает в лифте:

— Вам в бороде не жарко?

— Я, - говорю,- с 15 лет в бороде и привык уже. А вот в одежде жарко. Очень снять хочется.

— Это да. - Отвечает потный мужчина и сдвигается ближе к двери.

 

 

05

В 7:00 по старой, доброй традиции мама решили сходить в туалет. После нескольких минут борьбы с дверной ручкой, мама пришли к выводу что не смогут из него выйти, помолились и приготовились умереть. Мамину смерть прервала квартирантка тетя Наташа, чей мочевой пузырь имел своей мнение относительно склепов в сортирах. После пятиминутной истерики и царапания дверей с обеих сторон, было решено обзвонить родственников. В том числе дальних. К слесарю коллективно решили не обращаться, потому такое ответственное дело, как спасение маман из ловушки туалета, доверять чужим людям нельзя. К 7:20 мама окончательно вернули себе любовь к жизни и попросили тетю Наташу привести мужика. Обегав соседей, тетя Наташа нашла наркомана Алешу. Неразъеденной кислотой частью мозга, Алеша немного подумал и сообщил, что надо отрывать наличник. Сил на эту процедуру у него не осталось, так что вооружившись ножом и зачем-то напильником, плинтус отрывала тетя Наташа под зорким руководством Алеши. На звуки спасения начали стекаться соседки с чаем и аппаратами для измерения давления, чтобы оказать потерпевшей первую необходимую помощь: измерять давление и напоить чаем. В 7.35 наличник был оторван и мама были извлечены из дьявольской клоаки, вполне живая и здоровая, но по мнению соседей, тети Наташи и самой маман - практически при смерти. Наркомана Алешу, подозрительно крутившегося возле оторванного наличника, мгновенно выдворили из квартиры, прокляли и, на всякий случай решили сменить замок и перепрятать ценности в другое место. Маму водрузили на диван и, обмахивая газетками, поили водой и щупали пульс. В 8.10 пришел я. Мама к этому времени успели сделать бутерброды, пожарить яйца, поставить в духовку пиццу, помазать майонезом печеночный тортик, вскипятить чайник и убрать в квартире. Пока я слушал эту историю, мама катали пельмени и желали смерти тому черту, который придумал замки в сортирах.

Виталий Гринчук

Журналист, блогер

напишикомментарий