17

ноября

Стыд

Есть у меня родственники, проживающие в Германии. Переехали туда в 95-ом. Там и живут. Мужа моей тёти звать дядя Лёва. Каждый год они приезжают в Одессу отметить день его рождения. Всегда на этот праздник собирается очень много людей в одном ресторанчике, все проходит очень жирно и кошерно, как и полагается отмечать любому уважаемому себя дяде Лёве. Дядя Лева очень любит отмечать свой день рождения, еще он очень любит своего сыночка Мишеньку и жареные бички. Всегда перед их приездом моя мама идет на базар, покупает, а затем и нажаривает целую гору бычков. Дядя Лева так любит жареных бычков, что после их употребления, как правило, его везут в больницу, и там уже хорошо знакомый врач достаёт из его горла застрявшие рыбьи косточки. Бывало даже, что привозили его из больницы, и он продолжал есть все тех же бычков. Вот такая у него к ним странная любовь.

Очередной его день рождения проходит все в том же ресторане. Мне 18 лет и на этом празднике жизни моих ровесников нет. Все гости почетного возраста и называют друг друга странными уменьшительно-ласкательными именами. Вот все смотрят, как Симочка танцует с Моничкой, а Манолик не смотрит, он отрезает кусочек уточки для Яффочки. Я сижу рядом с мамой и слегка грущу, пока в поле моего зрения не попадает симпатичная, фигуристая официантка. Она чуть старше меня, может быть раза в два. В свои 18 мне нравились почти все девушки, которые мне улыбались, а если кроме улыбки у них была грудь и ягодицы, то я влюблялся мгновенно!

И вот я сижу уже влюбленный и жду, когда эта ресторанная фея выйдет и заберет что-то со стола. Мой томный взгляд замечают гости, и почему-то радуется моя подвыпившая мамочка. Радуется она то ли из-за того, что сын ее уже совсем взрослый, то ли из-за того, что он явно не педик, не понятно, но радость на лице ее видна.

– Что, девушка понравилась? – спрашивает меня улыбчивая мамаша.

– Та мама! – отвечаю я, кривясь и давая ей понять, что обсуждать это с ней я не буду.

Я никогда с мамой не обсуждал свою личную жизнь, да и обсуждать к тому времени было еще нечего. «Как же так?» – спросите вы. «А вот, как-то так…» – отвечу я. Я ждал принцессу, которая окажется решительней, чем я.

Помню, со мной случай произошёл чудесный. Мне было лет 13, и я вечером гулял во дворе. Тогда к старшим пацанам стали приходить девчонки. Они пришли и в этот вечер, и все дружно куда-то ушли. Я остался сидеть на скамейке один, и тут пришла она, отставшая от своих подруг 19-ти летняя Тоня. Мы долго с ней о чем-то общались и вдруг она решила спросить меня: «Хочешь потрогать меня за грудь?» И не дождавшись ответа, взяла мою руку и прислонила к себе. В тот момент во мне забурлили гормоны, вперемешку с адреналином, и тогда я понял, насколько бывает жизнь прекрасна и ради чего вообще живет человек. Только я стал самым счастливым 13-ти летним пацаном, как тут же раздался голос с балкона моей мамы:

- Сережа, а ну давай домой быстро! Пол одиннадцатого уже!

Я сказал Тоне «спасибо», поцеловал ее в щечку и побежал счастливый домой. В ту ночь я естественно долго не мог заснуть, лежал и думал, какой Тоня добрый, удивительный человек. Больше я ее никогда не видел, но этот акт благотворительности запомнился мне на всю жизнь. Что-то я отвлекся, вот вечно я на сиськи женские отвлекаюсь и мысль теряю. Это все к тому, что возможно я ждал ее все эти долгие 5 лет.

Продолжается праздник. Софочка зовет всех танцевать, Яник восхищается фаршированной рыбой. Я продолжаю пить что-то алкогольное и набираться смелости. Решил действовать, но пока еще не знаю как. Надо хоть как-то попытаться подкатить к ней! Тут она подходит ко мне и улыбчиво спрашивает:

- Вы что-нибудь желаете?

Я влюбляюсь еще сильней, понимаю, что это знак и надо точно действовать, перебираю в голове какой-то остроумный ответ, отгоняю всякую пошлятину, пока перебираю, понимаю, что я долго туплю и ничего не отвечаю, а она уже устала ждать. Наконец-то выдаю:

- Поменять музыкантов!

Она улыбается и уходит, а я, ругая себя, удивляюсь, как же можно быть таким дебилом, выпиваю еще рюмку чего-то крепко алкогольного. Все уже пьяные и танцуют. Напротив меня сидит старый маразматик дядя Изя, у него очень умные глаза, но если кто-то у него пытается, что-то спросить, то он сразу посылает в жопу. Официанток, наверное, предупредили, они у него ничего не спрашивали, а я ждал… Сижу, смотрю на него, а он на меня, и взгляд у него такой мудрый! Он все понимает.

– Как дела, Дядя Изя? – спрашиваю я.

– Пошел в жопу! – отвечает мудрый старик.

– Вам тут нравится?

– Пошел в жопу, – спокойно отвечает он. Если у него спросить, что-то в третий раз, то он ничего не ответит и сделает вид, что ему противно с дураком общаться. Бурный праздник подходит к концу. Я замечаю свою любовь, она стоит возле барной стойки – прекрасна, как Венера, написанная Боттичелли. Я делаюсь (как мне кажется) элегантным, наливаю два бокала вина и с харизмой молодого Аль Пачино направляюсь к ней. На меня смотрят почти все гости и даже повернулся дядя Изя. Подхожу к ней, даю бокал с вином и сообщаю, что я тут к вам знакомиться пришел. Язык мой меня предательски подводит и из-за алкоголя хорошенько заплетается.

– Маруся, – произносит она.

«О, как мою кошку», - подумал я, но решил это не озвучивать.

– Маруся, а давайте с вами куда-то уедем, например, на море?

– Я бы с удовольствием, ты очень хороший, но дома меня ждет муж и дети.

– Эх, как же повезло вашему мужу!

Сердце мое мгновенно разбилось. Минута неловкого молчания, потом еще о чем-то мило пообщались. В принципе, я был доволен собой, что смог сделать первый шаг, и вот если бы не дети с мужем, то все бы у меня вышло! Ей надо было продолжать работать, а я пошел в туалет. Выйдя из туалета, я увидел такую картину: стоит моя подвыпившая мамаша и о чем-то эмоционально общается с Марусей. Подойдя поближе, я услышал возмущения мамы:

– Почему вы отказались танцевать с моим ребенком?! Вот объясните мне!

– Да мне никто и не предлагал танцевать!

– А что он вам предлагал?

– Поехать на море…

– И почему вы отказали? Он у меня знаете, какой хороший мальчик!

Тем временем подключилась Симочка с криками:

– Что это за сервис такой! Не потанцевать с нашим мальчиком! Как можно, как так можно!?

Все бабьё так закудахтало, будто целый вечер только этого и ждали. Было видно, что их всех бесила ее красота, и то, что все присутствующие мужчины глаз с нее не сводили. Им нужен был только повод. Кто-то стал кричать, что вы здесь работать больше не будете, и я позвоню вашему начальнику.

–Ах ты еще и хамишь? - кричала ей какая-то крупная женщина.

Я стоял отрезвевший от происходящего. Мои чувства тогда можно было сравнить с чувствами человека, который обосрался в общественном транспорте. Понимал, что их всех мне уже не остановить и надо поскорее отсюда уматывать, а то сейчас еще танцевать заставят с этой бедной Марусей.

Уходя, сказал «пока» дяде Изе и он с улыбкой послал меня в жопу. Придя домой, я рассказал это все отцу, он долго смеялся, а я понял, почему он избегает подобные мероприятия.

Сергей Божко

напишикомментарий