28

ноября

Такое хуевое искусство

Перекрестившись, я жму ссылку на арт-галерею. Искусство сотнями хуев впивается в мозг. Маленькие хуи, большие хуи, сморщенные, похожие на свечной огарок, толстые хуи, тощие хуи, оголенные, обрезанные, хуи в угольной пыли, хуи в блестках, хуи интеллектуалов, хуи бездомных стариков. Могу ошибаться, но раньше такого интереса к хуям не было. Хуи были, искусство было, но хуй искусством не был. Теперь все изменилось и я смотрю на фотографию грязного мужчины в корыте: в одной руке у него бокал шампанского, другой - он теребит хуй. 
 
Обнажая хуй и строя вокруг него композицию, художник оголяет перед зрителем душу.- звучит голос критика в голове. Простите, - возмущается скептик, - но это просто хуй и мужик на картинке его дрочит. Это искусство! - невозмутим критик. Это толстый урод с хуем в руке! - возмущается скептик. Ханжа! - не сдается критик.
 
Искусство, не похожее на хуй, больше котируется. В каждой инсталляции читается желание придать объекту хуеобразную форму. Натурщица - проекция хуя художника. А теперь привстань на цыпочках, - говорит он, - и тянись вверх, так словно ты хуй. Натурщица тянется и, действительно, становится похожей на хуй. Линии тела модели изящно передают морщинки, сосуды и складки хуя. Находящаяся в мастерской журналистка теряет сознание от снизойденного на нее откровения. Ее отпаивают протухшей водой из синей банки и она плачет, не в силах сдержать эмоции. 
 
Импульсивный порыв художника макнуть хуй в банку с краской и ляпнуть на холст вызывает жаркие дискуссии. Никаких сомнений - это новое слово, это прорыв, это то, чего мы так долго ждали. Наконец-то хуй занял положенное ему место на стене музея. Хуй становится искусством.  Хуй и есть искусство. Как мы могли не видеть этого раньше?!  Куратор Евгений пишет в фейсбук пост о хуеобразности вселенной. Тысячи лайков, больше трехсот репостов. Фото в инстаграме мамаши, которая надела на ребенка футболку с хуем, изображенным одновременно в семнадцати проекциях. Много сердечек под фото и комментарий: а на девочек такая же есть?
 
Почтенный седой профессор тяжело поднимается на кафедру. Хуй, - говорит он собравшимся в аудитории студентам, - никогда не был тем, чем мы его представляли. Хуй, - продолжает он, - всегда был вещью непостижимой. Хуй, хуй, хуй - конспектируют лекцию внимательные студенты. Их глаза горят, их сердца горят, их души горят. Пылают хуями. Большими хуями, маленькими хуями, хуями в себе и хуями наружу, толстыми и тощими хуями, похожими на огарки и огрызки, на шланги и воздушные шарики, хуями в пыле и хуями в смазке, оголенными, обрезанными, посиневшими от холода и жизнерадостными, покрытыми веснушками хуями. 
 
Все. Хватит. Больше никакого современного искусства. Закрываю страницу модной галереи.

Виталий Гринчук

Журналист, блогер

напишикомментарий