10

ноября

Вайоминг

У нас, в Калифорнии, очень остро стоит вопрос недвижимости. Ну, для моей семьи – это серьезный вопрос. Недвижимость дорога, жизнь идет, смерть неизбежна, хочется дом на берегу океана. Ок, хоть где-то. Но дом даже хоть где-то в Северной Калифорнии стоит столько, что лучше думать о неизбежности смерти. Я смотрю на цены, которые с каждым годом все выше. И от отчаяния начинаю думать о прекрасном. Прекрасное у каждого свое. Мое прекрасное – это штат Вайоминг. Я не знаю, почему меня так прельщают эти бедные малонаселенные штаты. Айдахо, Вайоминг, Дакота какая-нибудь. В сентябре мы собирались в отпуск. В Вайоминг. Но там начались метели. Нельзя сказать, что мы не были готовы к снегу. Мы купили шапки и термос. Но погода в Вайоминге портилась, там уже начали валиться деревья под тяжестью снега и близостью Канады. Мы трусливо отменили отпуск. Кажется, про Вайоминг когда-то говорил Джим Джармуш. Будто бы там у каждого есть оружие. Я погуглила. Похоже, что есть. Если ты старше двадцати одного года и резидент Вайоминга, то можешь купить ружье. Достойная причина для переезда, я считаю. Если бы я жила в Вайоминге, я бы купила ружье. Отстреливалась бы от медведей, пила бы дешевый виски, курила бы вонючую сигару. Носила бы клетчатую рубашку и ковбойскую шляпу. Все мои мечты в итоге сводятся к тому, чтоб купить какое-нибудь бессмысленное говно.

Недавно я посмотрела сериал про Вайоминг. Чтобы проникнуться тамошней жизнью и от безделия немного. Пять сезонов суровых будней шерифа маленького городка. Прониклась. Поняла, что оленьи головы над каминной полкой все еще в моде. И что можно ходить с ружьем по улицам, и никто не убегает в ужасе. А в багажнике машины можно возить убитого на охоте оленя. И никаких защитников прав животных и прочих веганов.

Помониторив пару дней сайты с ценами на дома в Калифорнии, я решила проверить, что там вообще в этом Вайоминге. В Вайоминге при большом желании можно купить город. По крайней мере, там есть город, в котором живет один человек. Но больше таких, в которых живет около пятидесяти. Если задаться целью, то вполне можно обустроить себе рай социофоба. И поселиться в доме на десять комнат с отдельной комнатой для хранения посуды.

 - Hет, ты только подумай, - говорю я подруге, - отдельная комната для тарелок.

 - Бля, - возмущается она, - тут для себя нет комнаты, а они там совсем уже.

Следующие полчаса мы обсуждаем преимущества жизни в жопе мира в окружении медведей, лосей и ковбоев.

 - Представляешь, - говорю я мужу, - как бы изменил нашу жизнь переезд в Вайоминг.

 - О да, - закатывает глаза муж.

 - Нет, - говорю, - ты только подумай. Ты бы там охотился на оленей. У нас бы был камин, и над ним висела бы оленья голова. Ты готов охотиться на оленей?

Муж не готов. Сама мысль об убийстве оленя ему неприятна, но я доказываю, что это необходимо. Во-первых, в Вайоминге, скорее всего, других развлечений нет. Во-вторых, суровые жители суровых штатов наверняка хвастаются друг перед другом количеством оленьих голов над каминной полкой, а мы же не хотим быть хуже других, да?

 - Кроме того, - привожу я очень убедительный аргумент, - где ты еще видел программистов, которые ходят на серьезную охоту в серьезный лес? Будешь первым, все завидовать будут.

Мысль о всеобщей зависти мужу симпатична, но не настолько.

 - Ну ты все-таки подумай, - не унимаюсь я, - будем жить там простой деревенской жизнью в глуши.

 - Нет, - обрывает меня на полуслове муж.

А ведь картина простой деревенской жизни у нас одинакова: провести интернет, не выходить из дома, есть, дождаться, когда закончатся деньги. А потом быть съеденными медведями или вернуться обратно и мечтать уже о Миннесоте какой-нибудь.

 


НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПОДПИСЫВАТЬСЯ НА НАШ КАНАЛ TELEGRAM


 

 

 

Юлия Соколова

напишикомментарий