11

июня

Возмездие

 

Спину ломило с самого утра. Погода – не погода, а в поликлинику идти надо. Ерофеич был старик той ещё закалки, сколько пережито, сколько пройдено, а анализы ещё никто не отменял. Утро не заладилось ещё в лифте. Прямо на створке раздвижной двери так, чтобы глазу некуда было деваться, висел приклеенный листок рекламы (обильно смоченный психоанализом – подметил старичок). В сущности, ничего особенного в этом листке не было, реклама «гласящая о свершившемся крахе идей коммунизма и провозглашающая о полной и безоговорочной победе буржуазной доктрины» была теперь вокруг и повсеместно, во всех возможных и непригодных для агрессивного маркетинга местах. Настораживало другое: возможность приобрести пять метало-пластиковых окон по цене шести. В комнатушке Ерофеича было всего лишь одно отверстие, оно же было единственным окном в мир. Подобный «культурный» шок Ерофеич испытал как-то в метро, когда заметил на стекле двери на переезде между станциями «Комсомольская» и «Пионерская» пёструю рекламку «Бентли»: «Бери от жизни всё и даже больше!». Сразу появилось непреодолимое желание дать кому-то в морду, кому-то невидимому, но отчётливо-враждебному. Сплюнуть было некуда, вагон был набит до отказа и даже больше, и Ерофеич горько сглотнул.

Выйдя на улицу слегка удрученный, но не сломленный старик крякнул себе под нос: «отомщу».

Грустные коридоры поликлиники были, по обыкновению, заполнены перманентными посетителями. «Рак помолодел» – буркнул из-под лобья старик. На стенде расписания приема врачей была как всегда полная неразбериха. Это было похоже на хитроумный ребус, придуманный человеком не без интеллекта, но с полным отсутствием чувства юмора. Расположение столбцов с номерами кабинетов, ячеек с фамилиями докторов расположены были в таком хаотичном порядке, что сомнений не оставалось – это игра. Узор был замысловат и не сразу можно было определить в чём суть квеста. Поле было чем-то средним между архаичным Маджонгом и усложнённым Тетрисом. Загадки были такого содержания: Такой-то участковый ушел в отпуск и его заменяет детский терапевт с другого участка, ввиду внезапного ремонта зубной доктор возможно принимает в кабинете офтальмолога в противоположном крыле, по предварительной записи. О, поликлиника – ты школа жизни! О, эскулапы – врачеватели душ! О, медицина –ты бич современности!

,,До своего рака нужно ещё дожить” – не унимался юморить старичок. Обращаться в регистратуру Ерофеич не решился. Зачем наживать себе врагов с утра. Полагаясь на интуицию, и выработанное с годами посещения подобных учреждений чутьё, он сел отдышаться на пустой лавке у нерабочего кабинета. Через пол часа образовалась небольшая, но бойкая очередь. Собравшиеся принялись воодушевленно и негодующе обсуждать насущные животрепещущие проблемы. Вы когда-нибудь замечали, что утренняя и вечерняя (после обеда) очереди коренным образом отличаются друг от друга? Утренняя как-то свежее, бодрее, веселее что ли. Вечерняя же как-то злободневнее и прагматичнее, циничнее что ли. Но не смотря на разное настроение и темперамент обе имеют одно разительное и неизменное сходство. А именно: в правилах хорошего тона, в эстетике культуры нахождения в очереди негласно-узаконенным является выспаривание и запутывание последовательности расположения фигурантов этого действа. Это чем-то сходит на замысловатый ритуал для избранных. Не посвященные в орден, начинающие «массоны», не состоящие на учете в ложе, не понимающие правил игры, не сразу осознают всю безнадежность своего положения, свою беспомощность в этом бурлящем потоке. Обузданная стихия. Кто за кем? Камо грядеши? Педантичная последовательность героев сказки «Репка» кажется глупой и неуместной.

Иногда создается стойкая и непреодолимая иллюзия, что в кассах оплаты коммунальных услуг, в парикмахерских без предварительной записи, а также их филиалы в паспортных столах и Жеках нанята спец бригада по созданию очередей. В спектр их деятельности входит мини флешмоб по созданию путаницы в очереди. Дополнительные услуги - скандалы и паника. И как визитная карточка фирменная нервозность. Вполне возможно применение спец. технологий: белый шум, ультразвук, нейролингвистика, гипноз.

Быстро сориентировавшись в сложившейся обстановке озорной старик стал теребить, мусолить и перелистывать амбулаторную карту, точно это был старинный манускрипт, некий исторический документ, клинопись. Собственно, рукопись и была похожа на оставленную древними шумерами памятку не только по виду и содержанию, но и в основном по почерку заполнявших её эскулапов. Манускриптологи и палеографы нашли бы сей документ весьма занятным. Итак, углубившись в ревизионную эйфорию историй и развитий своих болезней, Ерофеич, не без доли самодовольства, торжественно, в пол голоса, с мистическим выражением лица, произнёс: ,, Собрал”. Очередь обратила внимание, но виду не подала. ,,Это очень хорошо, что все анализы со мной”. Очередь вздрогнула и насторожилась. ,,Это ж если, не дай Бес, хоть чего-то не будет хватать, не примет и опять всё по новой”. Очередь притихла и обмерла. В зияющей тишине было слышно, как головой о стекло бьётся упрямая муха и на третьем этаже монотонно скулит ребёнок с продырявленным пальцем. ,,Так - зловеще продолжал старик: кардиограмма, моча, кал, ревмапробы, ренген, энцефалограмма, соскоб и мазок. Всё есть! Теперь можно спокойно заходить”. ,,А это обязательно” - робкой мышью пискнула старушка в углу. Ерофеич презрительно и с нескрываемым превосходством хмыкнул. Внезапно сформированная молекула очереди распалась на атомы и свободные радикалы и в хаотичном порядке в стиле большого взрыва расширилась во все стороны сужающейся поликлиники.

В организовавшемся вакууме Е. выдохнул и сказал : ,,Мудаки”

P.S. Это только позднее вспотевшие, обезвоженные и обессиленные, но собравшие сакральные анализы граждане узнают, что кабинет этот вообще не работает и уж два года как находится на ремонте, и состоит в аренде у фирмы по производству металлопластиковых окон.

Приобретайте пять метало-пластиковых окон по цене шести, выздоравливающие вы мои.

Виталий Ильницкий

напишикомментарий