Вскрытие

― Вот какая занятная штука сегодня произошла, - сказал Олег Павлович, войдя в ординаторскую, - вскрывал я старуху и увидел странные царапины от маленьких коготков на нёбе. Направление царапин шло сверху вниз, как будто царапали изнутри, пытаясь выкарабкаться наружу по ее горлу. Заинтригованный, я режу старухе живот и знаете что я нахожу у нее в желудке? Мышь. Маленькую, серую, полу-переваренную мышь. Но это не все. Поддавшись внезапному порыву я вскрываю желудок и мышке и - о, чудо! Я нахожу внутри небольшую серебряную монетку. На вид - очень древняя. Непонятная надпись по краю, а в центре - ваза с тремя колосками, как мне показалось. Я немедленно начинаю искать в интернете и знаете что узнаю? Что это шекель эпохи Иосифа Флавия, который чеканился повстанцами на захваченных территориях во время Первой иудейской войны.

― А как же мышь попала в старуху? - Спросил Игорь Андреевич.

― Вероятно, она ее слопала. - Ответил Олег Павлович. - Старухи вообще склоны жрать разное непотребство.

― Это напомнило, как я вскрывал одну дамочку в конце девяностых. - Сказал Юра, лежа на кушетке. - Первый раз когда меня вырвало. Ее желудок был полностью забит человеческим говном. Не меньше трех литров говна.

― В анус не заглядывал дамочке? - Игорь Андреевич поискал глазами пепельницу, еще минуту назад стоявшую перед ним на табуретке. Не найдя, затушил о подошву белой, резиновой сандалии.

― Единственное, куда я заглядывал потом - мужской туалет. Я просидел в обнимку с унитазом до конца смены. А зачем мне заглядывать ей в анус?

― А ты знаешь, дорогой, я себе завел правило - осматривать анус каждому, чей желудок содержит что-либо еще, кроме остатков еды и бактерий. Однажды у меня был мужик с приличным куском члена, застрявшим в пищеводе. Полицейские, которые привезли тело, рассказали, о том, как он погиб. Обычный работяга, стал жертвой малолетних извращенцев прямо у себя в подъезде. Приставили нож и заставили удовлетворить ртом их банду. Мужик не сдержал гнева и откусил фаллос одному, и пока его приятели пытались разжать мужику челюсти, чтобы извлечь достоинство, тот его почти проглотил. Собственно, от множественных повреждений он и скончался, еще до того, как фаллос опустился в желудок. Я же решил осмотреть и анус. И нашел там, только не смейтесь, бритвенный станок "жилет". Одноразовый, с двумя лезвиями. Совсем новый. Так что, старухину прямую кишку я бы тоже ощупал. Люди, которые жрут мышей, несомненно имеют секрет в анусе.

― Жуткая история. - Покачала головой Виктория Григорьевна.

― Вы про фаллос? - Поинтересовался Игорь Андреевич.

― Ну что вы. Фаллосы я откуда только не доставала. Я про желудок с говном. Точнее, о том, что заставило ее его съесть? Еще так много.

― Ну глотают же некоторые шпаги. - Возразил Игорь Андреевич. - Почему бы другим не глотать фекалии?

― Шпаги глотают на публике за деньги, - не сдавалась Виктория Григорьевна, - а говно едят дома в одиночестве.

― Признайтесь, вы хотите заставить нас посочувствовать этой женщине? Ай, бедняжечка, скушала какашечку.

― Вы зря ёрничаете. Одна моя знакомая систематически ела голубиные перья, которые собирала на улице.

― И что?

― Выпрыгнула из окна в прошлом ноябре.

― Виктория, мне очень жаль.

― А вы знаете, о чем я сейчас подумал, - прервал их Олег Павлович, крутя между пальцами серебряный кругляшок, - это ведь довольно крупная монетка. Примерно с ноготь большого пальца. И я плохо представляю, как она могла попасть в мышь.

― А вы правы, - поддержал Олега Павловича Юра, - мышь такую монетку не проглотила бы.

― Именно, Юрий. Мышиная пасть слишком мала. Да и как мне известно, мыши, в отличие от старух, не глотают все подряд.

― А вы не рассматривали теорию, - предположил Игорь Андреевич, - что мышь могла образоваться вокруг монеты?

― Как жемчуг вокруг песчинки. - Виктория Григорьевна наконец вернула пепельницу на табуретку и Игорь Андреевич закурил еще одну.

― Да-да, - закивал головой Олег Павлович, - глупая старуха проглотила монетку, а та отрастила вокруг себя мышь. Думаю, так все и было.

― Куда это вы? - Спросила Виктория Григорьевна, когда Олег Павлович резко поднялся с кресла и решительно направился к двери. - Кофе хоть выпейте. Совсем себя не бережете.

― Я буквально на минуточку, - бросил Олег Павлович, - осмотрю ее анус и мигом назад.

Виталий Гринчук

Журналист, блогер

напишикомментарий